Интернет Собор / Internet Sobor 
truth and dignity 
АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

Отец Серафим Роуз об арх. Иоанне Максимовиче

 

Вячеслав Иванович Марченко

Отец Серафим Платинский. Об архиепископе Иоанне (Максимовиче).

(Из писем, сохраненных отцом Германом Платинским.)

Русский текст, составление Вячеслава Марченко.

+

Владыка Иоанн утвержден архиепископом Сан-Францисским, и хотя надо еще много сделать, чтобы в этой епархии установился, наконец, мир, но, по крайней мере, в ней есть сейчас какое-то подобие порядка. Думаю, что наконец-то снова началась работа над новым собором. Среди наших епископов я больше всего люблю владыку Иоанна, хотя и нахожу, что понимать его почти невозможно. Он постоянно исполнен такого глубокого мира и радости, что просто находиться в его присутствии благотворно для души. За последние месяцы я несколько раз присутствовал при очень острых моментах, когда Владыка был окружен взволнованными, плачущими, фактически истерическими толпами (ну знаешь, какими могут быть русские!), но он был точно такой же, как всегда, спокойный и даже радостный, отрицая все гневные обвинения против других епископов и призывая всех к духовному миру и послушанию.
(Из письма Нине Секо 28.08/10.09.63 г.)

+

В отношении митрополита Филарета и архиепископа Иоанна (Максимовича) в Китае: формально правильно, что в течение нескольких дней в 1945 году, получив ложную информацию, что митрополит Анастасий умер, Синод распущен, церковная ситуация в России в результате войны полностью поменялась, и Патриарх избран законно, они действительно поминали патриарха Алексия, но, когда вскоре возобновилась связь с митрополитом Анастасием и стала известна правда, они оба стали такими убежденными противниками Москвы, что Москва до сих пор вспоминает архиепископа Иоанна как настоящего руководителя раскола в Китае, а митрополит Филарет своими заявлениями и проповедями против Советов и Патриарха постоянно подвергал опасности свою жизнь.
(Из письма отцу Давиду Блэку 3/16.04.70 г.)

+

Нам посчастливилось принять Святое Причастие в Усыпальнице вл. Иоанна на прошлой седмице, в четвертую годовщину его преставления и еще раз вчера, когда владыка Нектарий посетил нас в праздник преподобных Сергия и Германа. Слава Господу! Мы заметили в Сан-Франциско, что с каждым годом у гробницы посетителей все меньше, и кажется, к сожалению, что русские его забывают и что через несколько лет, кода уйдет старшее поколение – те, кто его знали, среди них почти исчезнет память о нем, а будет тогда сохраняться, главным образом, теми не русскими, большинство из которых его не знало, кто знаком с ним не по личному общению, а благодаря его святости. Такими неисповедимыми путями прославляются Бог и Его святые.
(Из письма отцу Никите Паласису 29.06/12.07.70 г.)

+

Наше будущее здесь – в руке Божией. Все, что свершилось, пока что до такой степени не укладывается в наше сознание, что мы даже не осмеливаемся мечтать о будущем. Мы пытаемся идти вперед шаг за шагом осторожно, чтобы не упасть, и уповая на молитвы владыки Иоанна, который наверняка сейчас с нами – в эти дни мы даже видели исполнение двух пророчеств (если это не черезчур смело употребить такое слово), сделанных им нам.
(Из письма Даниилу Олсону 17/30.10.70 г.)

+

Я надеюсь, ты внимательно прочитаешь наше новое "Православное Слово", где есть две статьи о катакомбной Церкви. Тогда ты увидишь, что не только мы в свободном мире, но также и те там (заслужившие право на свое суждение муками, пережитыми ими за Христа и веру) не принимают московских сергиан. И, возможно, тогда ты начнешь понимать, что наше бескомпромиссное отрицание согласия Митрополии [Американская Православная Церковь] с Москвой не имеет ничего общего с теоретическими концепциями "каноничности", а являются частью самой жизненной основы нашего Православия; это соглашение не антиканоническое – оно является предательством Русской Церкви и её новомучеников. Ты не можешь представить себе, какую глубокую скорбь вызвала у нас "автокефалия". И если сейчас представители Митрополии станут отрицать существование катакомбной Церкви (предполагаем, что будут, ибо такова "линия" Москвы – на защиту современных документов и информации в советской прессе), то это будет только еще одним подтверждением того инстинктивного "защитного механизма", который заставляет Митрополию горячо защищать сергианство со всей его пропагандистской линией. И если бы даже нельзя было найти ни единого катакомбного христианина, это бы не изменило истину о катакомбной позиции в 1927 году, подтвержденную многочисленными документами, а также не сделало бы сергианство истинным или православным.

И что бы ты не говорил об "определенных кругах" Синода, могу тебя уверить, что наши епископы и наши священники и самые искренние верующие думают так же, как мы. Конечно, думает так епископ Нектарий, как бы вежливо он ни объяснялся по телефону; так же, и чрезвычайно твердо, думал архиепископ Иоанн (Максимович).
(Из письма отцу Давиду Блэку 30.10/12.11.70 г.)

+

Ты приехал и своими глазами увидел пустынь, которую дали нам во хранение Господь и владыка Иоанн.
Только благодаря помощи владыки Иоанна, после нашей горячей молитвы к нему, удалось нам обрести эту землю.
Будет ли здесь, благословением Божиим, миссионерская община с большим или меньшим количеством людей или мы останемся "двумя ненормальными монахами в лесу" – мы готовы принять все, что пошлет нам Господь, в продолжении дела, которое благословил владыка Иоанн и которое привело нас сюда, а именно, миссии православного печатного слова.
Может быть, мы ничего не знаем о монашеской жизни, но, тем не менее, мы твердо уверены, что в Церкви Христовой законное наказание со стороны кого-либо из вышестоящих церковных лиц должно проводиться при взаимном доверии и заканчиваться в мирном состоянии для всех, кого оно касалось; мне самому довелось присутствовать при нескольких случаях, когда владыка Иоанн кого-то наказывал, и я всегда чувствовал правильность наказания и пользу от него.

"Православное Слово" не может подвергаться цензуре: владыка Иоанн благословил нас печатать без цензуры, он только вносил отдельные предложения, и мы приходили к нему посоветоваться по сомнительным пунктам.
(Из письма отцу Пантелеимону 4/17.01.71 г.)

+

"Послушание" (ради мирского совершения) духовно незаконно, что совершенно очевидно. Мы – ученики владыки Иоанна, который с самого начала благословил и вдохновлял нашу работу и, мы твердо в это верим, духовно и сейчас с нами; в действительности, это его благословению мы приписываем совершенно все успехи, которых мы до сих пор добились. От него мы научились тому, что дух превыше всех канонов, церковной дисциплины и т.д. Происходит что-то ужасно неправильное, если из-за послушания, преданности букве закона или чего-то другого, что само по себе неплохо, дух человека сокрушен и подавлен.

"Православное Слово" и наш миссионерский труд по печатанию, который мы уже в течение семи лет осуществляем с большим напряжением и жертвами, во всем будучи послушными Церкви и друг другу, так что никогда ни один из нас не осуществлял "свою волю", а мы подчинялись, скорее, друг другу и тому общему делу, которое объединило нас. Без этого мы бы никогда не выжили; но с этим и с благословением владыки Иоанна мы прожили уже так долго, и сейчас, кажется, Церковь призывает нас расширить нашу работу и приносить еще больше пользы.

Мы радуемся, зная, что духовные плоды произрастают только на узком и трудном пути и что Господь и святые Его – преподобный Герман и владыка Иоанн – во всем с нами.
(Из письма владыке Лавру 12/25.03.71 г.)

+

Не требуется много воображения, чтобы понять, что случится, если мы согласимся с "ходом" владыки А. Будут уничтожены все наши "особенности" как независимого монашеского института. Уже, когда владыка А. здесь служит, он запрещает поминать "благоверных Царей " в тропаре Кресту – "Синод одобрил другой текст", но владыка Иоанн оставил нам иную традицию, которую почти никто, кроме нас, не соблюдает; наше право блюсти традицию Елового острова праздновать второй праздник преподобного Германа 15 ноября, несомненно, будет уничтожено, как пример "самочиния"; если владыка А. когда-нибудь узнает о том, как сильно мы "раздражаем Афинагора" в "Православном Слове", это тоже подвергнется цензуре; любое сугубое почитание владыки Иоанна, особенно на русском языке, будет встречать препятствия, как слишком "спорное", и т.д., и т.д., и т.д. Если мы хотя бы на дюйм уступим вначале, то кончим полностью бездушным и бессмысленным "послушанием", неспособным вдохновить еще кого-нибудь.
Мы согласны – пусть мир хоронит своих мертвецов, но владыка Иоанн зародил в нас искру, он поручил нам миссию, и мы до самой своей смерти будем этому верны.
Несмотря ни на что, мы будем следовать заветам владыки Иоанна и в случае необходимости бежим в полнейшую глушь или станем "юродивыми", чтобы сохранить верность владыке Иоанну.
(Из письма отцу Пантелеимону 13/26.03.71 г.)

+

Слава Богу за все! Во всех наших испытаниях мы все больше и больше осознаем, что происходит нечто, что выше нашего понимания. Один Бог ведает, чем все кончится, и все в Его руках. Все отчетливее нам видится мысль, что "мнение Синода" не возлагает особенных надежд на наше будущее. В феврале архимандрит Киприан написал из Джорданвилля, советуя нам как можно быстрее уложить свои вещи и приезжать в Джорданвилль, потому что нам угрожает опасность впасть в прелесть, а Джорданвилль вымирает, и через десять лет не останется никого, чтобы продолжать труды. Недавно отец Владимир тоже начал намекать, что нам лучше всего было бы в Джорданвилле, и владыка Лавр в прошлом году тоже подчеркивал, как им нужны там люди. При всем уважении к Джорданвиллю, которому мы абсолютно преданы, нам так дорого благословение владыки Иоанна идти другим путем, что мнение этих почитаемых отцов мы можем воспринимать лишь как "искушение".
(Из письма отцу Пантелеимону 21.03/3.04.71 г.)

+

Сейчас, когда само наше существование под угрозой, мы больше чем когда-либо, убеждены, что путь, на который владыка Иоанн благословил нас и вдохновил идти по нему, верный и что молитвами его и согласно воле Божией мы пройдем по этому пути через все страдания, примем мученичество, если к нему призовет нас Господь. То, что нам пришлось перенести такие жестокие нападки, только убеждает нас, что диавол хочет, чтобы мы отказались от этого пути, потому что он верный.

Мы слабы и грешны, и то, что мы предприняли, намного превышает наши силы и наши духовные способности. Тем не менее, Господь множит Свою милость к нам, и с трудностями и горестями мы продвигаемся вперед, уверенные, что Он с нами, и владыка Иоанн тоже.

Слава Богу за все деяния Его! Ни на мгновение не верьте, что мы оставим путь, который начали с благословения владыки Иоанна. Мы идем вперед, во всем уповая на Бога, по прямому монашескому пути, который предсказал нам владыка Иоанн, когда назвал наше Братство "отражением Валаама" и когда сказал мне в ответ на мои мысли о наших надеждах на миссионерский монастырь вдали от города: "Я тоже верю, что в Калифорнии будет такой миссионерский монастырь".
(Из письма миссис Концевич 24.03/6.04.71 г.)

+

Божией милостью и молитвами покровителей наших, преподобного Германа и владыки Иоанна, продолжаем существовать и надеемся расширить свою печатную деятельность.

Из-за твоего положения наши контакты с тобой должны будут какое-то время быть "неформальными". С Московской Патриархией мы, конечно, не поддерживаем связь по принципиальным соображениям; но знаем, что ты в твоем нынешнем положении не можешь себе этого позволить, и не потому, что ты "принципиально" с ними против нас, а скорее из-за влияния обстоятельств. Как видишь по "Православному Слову", мы верны позиции Зарубежной Церкви, но иногда живая душа запутывается, так сказать, в силках обстоятельств, которые грозят ее задушить, и тогда фарисейским грехом было бы не предложить ей, если можно, по крайней мере, слово ободрения. Этот завет мы получили от владыки Иоанна, от которого также узнали, что со Христом не все "безнадежные" ситуации действительно такие безнадежные, какими кажутся… Я думаю, ты все это достаточно хорошо понимаешь, поскольку ты сам, как и мы, "сирота" владыки Иоанна! И в какой форме, основываясь на всем этом, будут наши контакты, – этому Господь, молитвами владыки Иоанна, конечно, нас наставит! Мы только знаем, что Господь не желает, чтобы души живые задыхались, а плодоносные деревья оставались бесплодными.
(Из письма отцу Амвросию Погодину 5/18.05.71 г.)

+

В Сан-Франциско, после того как умер владыка Иоанн, мы отчетливо почувствовали, что он почти в одиночестве составлял духовную силу Православия в Сан-Франциско (или, по крайней мере, в соборе), и, если бы при этом ему не противодействовали различные силы, службы в соборе за этот двадцатилетний срок опасно пропитались бы духом Митрополии. Среди русских немного есть обладателей такой духовной силы, которые могли бы противодействовать духу времени – где бы то ни было!
(Из письма отцу Никите Паласису 6/19.05.71 г.)

+

Если наше Братство в дальнейшем будет еще приносить пользу, то это будет при условии, что мы независимо продолжим уже начатый нами путь, с благословения владыки Иоанна, а не будем кротко принимать указания со стороны. Между прочим, мы недавно нашли слово владыки Виталия (Максименко) во время его посвящения во епископа, в котором он трогательно говорит о духовно-психологических условиях, дававших ему возможность стать миссионером печатного слова: абсолютная независимость, когда "сам никого не беспокоишь, и тебя никто не беспокоит". Именно так! И это нормально для Церкви – не изменять насильно человека ради чисто формального и ложного "послушания". Таким образом действовал владыка Иоанн, и так он нас вдохновлял. Если мы впадем в ересь или устроим скандал, тогда другое дело. Мы, затерянные в здешней глуши, представляем себе, что епископ должен отчасти походить на тех стервятников, которые сейчас постоянно кружат вокруг нашей горы: они за всем "наблюдают", но никогда не тревожат животных, бегающих внизу по своим делам, и спускаются, чтобы проверить и подчистить, только тогда, когда запахнет чем-то гнилым!

Скоро мы выпустим наше "Православное Слово", посвященное, в основном, владыке Иоанну, открыто исповедуя его святость. Мы думаем, владыка А. предпочел бы, чтобы владыку Иоанна почитали бы тихо и в индивидуальном порядке, и не говорили бы о его святости. Если так, то он может враждебно отреагировать на этот номер, хотя мы не знаем. (Конечно, все это стало бы более очевидным, если бы Господь удостоил нас что-нибудь напечатать на русском языке.) Тогда, конечно, мы бы были только рады пострадать за свое почитание владыки Иоанна.
(Из письма отцу Пантелеимону 8/21.05.71 г.)

+

Мы вложили сюда "Житие блаженного архиепископа Иоанна" на русском языке – это был наш тщательно оберегаемый "секретный проект", о котором никто не знал. Слава Богу, мы закончили его вечером накануне дня упокоения владыки Иоанна и доставили к Усыпальнице перед литургией в 6 утра. Первые отзывы ото всех, после того как прошел шок, были благоприятные, но мы ждем дальнейших откликов.

Более чем когда-либо мы убеждены, что владыка Иоанн и преподобный Герман с нами, и с их помощью мы можем многое сделать.
(Из письма отцу Пантелеимону 23.06/6.07.71 г.)

+

Вчера нам нанесли неожиданный визит наши ближайшие православные соседи, Харви из Рединга (русская женщина вышла замуж за американца, на крещении которого владыкой Иоанном я, как выясняется, присутствовал). Миссис Харви много знает о шанхайских днях Владыки и говорит: "Владыка совершал так много чудес, что мы считали это само собою разумеющимся, и большинство из них не записано".
(Из письма Лаврентию Кэмпбеллу 3/16.08.71 г.)

+

У нас такие духовные ориентиры: следование преподобному Герману, послушание владыке Иоанну и верность его традициям и заветам, что отчасти означает обязанность быть "отражением Валаама". Мы не можем предложить тебе ни старцев, ни великих духовных даров, мы можем только пригласить тебя стать нашим собратом – сиротой преподобного Германа и владыки Иоанна, вместе просить у них помощи для исправления наших многочисленных недостатков. Многие люди со стороны, как ты уже и видишь, будут нас поносить, говорить, что мы в прелести и так далее, и на тебя падет осуждение многих. Мы не можем оправдываться, указывать на какие-то "духовные" качества, которых у нас нет, мы можем только представить плоды, которые, благодаря Господу, принесет наш совместный труд. У нас есть извне достаточно доказательств того, что пока что плоды эти, может быть, и малы, но тем не менее реальны.

Владыка Иоанн делил свой день на четыре части по шесть часов каждая: молитва, труд, чтение духовных книг и размышления и отдых. Подобным же образом строится и наша совместная жизнь, только режим наш приспособлен к нашим немощам и потребностям. Активная часть нашего дня посвящена труду и молитве; никакой праздности. У тебя будут четки и краткое келейное правило; кроме этого, носить четки ты будешь с собой повсюду, пользуясь ими как главным оружием против лености и праздных мыслей, борясь с бесами молитвой Иисусовой.

Вполне возможно, что нам придется переживать опалу. Но знай, что один епископ (Нектарий) открыто призвал нас к "непослушанию", если это потребуется, повелев нам "превыше всего ценить благословение владыки Иоанна", а другой (Лавр) сказал: "То, что вы страдаете, свидетельствует о том, что делаете работу, угодную Богу... Думаю, вам следует быть терпеливыми, не предпринимать никаких демонстративных шагов, но поведением своим и своей "линией" показывать, что это (поведение и указ владыки Антония) противоречит вашей душе и неприемлемо для вас". А пока что мы считаем, что наш монастырь еще не имеет никакого официального статуса и будет находиться в состоянии "гонимого" до того дня, когда мы сможем свободно осуществлять наше монашеское право представить Синоду наш собственный устав и избрать нашего игумена. До того времени мы будем существовать под наименованием "Братство", созданное по благословению владыки Иоанна.

Как рабы Божии, мы не можем предложить Господу и Церкви Его высокой духовности, мудрости, организации или подвигов, но мы можем предложить нашу полную решимость и наши напряженные усилия сохранять верность заветам, которые дал нам владыка Иоанн, и образовать сообщество, которое хранит его дух, где все открыты и честны друг перед другом и помогают, подбадривают и укрепляют друг друга в своих немощах и падениях. Приведенные выше правила соответствуют Уставу о монастырях Русской Зарубежной Церкви.
(Из письма Лаврентию Кэмпбеллу 10/23.08.71 г.)

+

Мы приехали сюда не затем, чтобы "основать монастырь", а чтобы спасать свои души и печатать "П.С." Если найдутся такие ненормальные, чтобы присоединиться к нам, то, возможно, Господь благословит здесь настоящий монастырь, а, если Он его благословит, то даст нам и способы его напитать – и физически, и духовно. Владыка Иоанн действительно говорил нам, что верит – будет такой миссионерский монастырь, о котором мы мечтали, но мы ждем, чтобы понять, к чему призывает нас Господь.

Помни про владыку Иоанна, молись ему. Он – наша путеводная звезда, и, когда мы иногда впадаем в мрачное настроение и начинаем думать, что бесполезно идти против общего мнения, что, в конце концов, Церковь – это место, где делают карьеру, а не вдохновляются и не вдохновляют других, что то, что мы делаем, слишком ненадежно, что лучше позволить нашему энтузиазму умереть, и пусть кто-то другой скажет нам, где мы можем "смиренно служить" Церкви, то мы вспоминаем владыку Иоанна, и все как-то снова обретает смысл, а "общее" мнение становится бессмыслицей, и, если это отношение будет продолжать превалировать среди русских за границей, то они исполнят угрозу владыки Иоанна, высказанную в 1938 году, и _________. И тогда мы возвращаемся к нашим житиям святых и святым Отцам и черпаем в этом вдохновение.
(Из письма Димитрию 13/26.08.71 г.)

+

Несколько лет назад я писал короткие статьи по настоянию архиепископа Иоанна, которому нужно было для его епархиального бюллетеня в Сан-Франциско (сейчас упраздненного), по крайней мере, одну-две странички материала на английском языке. Я не знаю, читал ли их кто-нибудь, и сейчас, вспоминая их, нахожу, что, несмотря на "чувство", которое я в них вкладывал, они были несколько "абстрактными", продуктом мышления, незнакомого тогда ни с православной литературой, ни с православной жизнью. Все же для меня они служили важным средством понимания и выражения разных православных вопросов и даже моего православного "развития", и владыка Иоанн "подталкивал" это.
(Из письма Алексею Янгу 16/29.08.71 г.)

+

Молись владыке Иоанну. Без него сегодня не было бы никакого "Православного Слова".
(Из письма Алексею Янгу 1/14.10.71 г.)

+

У нас есть два вида (или, возможно, "традиции") епископов: с одной стороны, владыки Иоанн, Аверкий, Леонтий, Нектарий, Савва; с другой — те, кто сейчас, очевидно, занимают главенствующее положение (митрополита Филарета можно считать "независимым" и, пока он является митрополитом, я словно вижу влияние владыки Иоанна). Нельзя сказать, что кто-то из них еретик или какой-то враг, но, тем не менее, кажется, действительно существуют две характерные позиции, которые довольно трудно обрисовать. Одна группа епископов уже почти полностью ушла в мир иной, и от них мы унаследовали нечто, что, как я опасаюсь, может в будущем сделать нас для Синода "вышедшими из моды", о чем нам уже намекали. Но, возможно, это слишком лично и в любом случае лучше об этом поговорить устно, чем писать.
(Из письма отцу Никите Паласису 1/14.11.71 г.)

+

Конечно, есть люди, которым бы не понравилось именовать владыку Иоанна Христа ради юродивым, и они (вот разгадка!) предпочли бы совсем о нем забыть. Но мы чтим его "юродивость", которая когда-нибудь, конечно же, будет почитаться более мудрой, чем мудрость многих. Но за нами наблюдают...
(Из письма Лаврентию Кэмпбеллу 21.03/3.04.72 г.)

+

Мы посетили Сан-Франциско в пятницу (10/23 июня), чтобы присутствовать на литургии в усыпальнице владыки Иоанна; поскольку 19 июня/2 июля в этом году попадает на воскресенье, владыка Антоний разрешил взамен провести единственную литургию, которую он каждый год дозволяет, в день памяти владыки Иоанна. Это немного странно, так как однажды прежде, когда 2 июля выпало на воскресенье, литургия была без последующей панихиды, раз это было воскресенье, но тем не менее литургию совершили, чтобы почтить годовщину. Был слух, и вполне правдоподобный, что владыка Антоний действовал по совету священников собора, которые с самого начала были настроены против почитания владыки Иоанна и использовали тот предлог, что было воскресенье, чтобы в этом году сгладить воспоминания о "конкуренте".

Нас, и так вообще немного расстроенных тем печальным направлением, в котором, кажется, движется Русское Православие за рубежом, этот кажущийся незначительным перенос дня почитания владыки Иоанна навел на дальнейшия размышления. Прошло шесть лет после кончины владыки Иоанна. Искра Православия в русской диаспоре за эти годы продолжала угасать, и все же есть Богом данное горючее, чтобы разжечь и распространить эту искру! Мы подумали: "Зачем прилагать такие усилия, чтобы ограничить почитание явного святого чудотворца нашего времени? Почему проводится не больше одной литургии в год в его усыпальнице (как было до того, как пришел владыка Антоний, когда обязанности правящего архиерея временно исполнял владыка Нектарий)? Почему не организуются регулярные паломничества?

Ну, конечно, есть несколько определенных причин, почему это так, и эти причины для нас подтвердились во время нашего визита к владыке Антонию после литургии. Большую часть времени он потратил на то, что показывал в нашем "Жизнеописании владыки Иоанна" (на русском языке) 3-4 места, по поводу которых жаловались люди. Ну, верно, конечно, что эти места можно было выразить или представить лучше, но мы чувствовали (точно так же, как ты, когда говорил с владыкой Виталием), что подоплекой этих отчасти технических замечаний является то, что мы говорим на разных языках, что владыка Антоний как-то просто отодвигал в сторону главное в вопросе о владыке Иоанне. Он повторял, что все это слишком свежо, слишком противоречиво, что мы обычно ждем, по крайней мере, пятьдесят лет, прежде чем говорить о святости (к этому времени, конечно, наши русские все забудут) и т.д. Отец Герман, в конце концов, вынужден был на это сказать: "Но владыка Иоанн – святой, чудотворец!" Ответ владыки Антония был: "Ну, мы с вами об этом можем говорить между собой, но не публично!" Мы ушли с чувством, что наш правящий иерарх дал нам такой совет (хотя выразился он не так многословно): "Ваша преданность и любовь похвальны, но не проявляйте такого энтузиазма, такого рвения, не делайте владыку Иоанна таким героем, пусть маленькая группа его почитателей почитает его, в основном в своем кругу".

Что сказать? Мы не осуждаем владыку Антония. Очевидно, он в незавидном положении и подвергается разным давлениям, он отвечает за сохранение мира в своей пастве, и мы можем назвать одного-двух епископов, которые, возможно, вообще бы не разрешили совершать литургии в усыпальнице. Но это путь к вымиранию Православия, к превращению его в нечто "не противоречащее" и совсем не привлекательное для младшего поколения. Именно православный "героизм" кого-либо наподобие владыки Иоанна способен воспламенить молодежь ревностью к Православию, но очевидно, что в Сан-Франциско предпочтут, чтобы почитание владыки Иоанна сошло бы на нет, если возможно.

Мы уехали совершенно разочарованные по поводу возможности представить "Православное Слово" русским. Выходит просто, что большое количество нужных тем сегодня "спорные", а от нас поэтому ожидают, что мы отступим и позволим взять вверх губительным настроениям? Нам страшно подумать о том, где бы мы сейчас были, если бы все эти годы не появлялось русское "Православное Слово" – фактически, кроме владыки Иоанна, не много есть епископов, которые бы нас поощряли. После наших первых номеров, когда мы стали получать жалобы по поводу таких откровенных высказываний об Афинагоре, сравнивания папы с антихристом и так далее, мы в некотором сомнении пошли к владыке Иоанну – может быть, нам действительно не следует выражаться так прямо? Но, слава Богу, владыка Иоанн полностью поддержал нас и благословил нас продолжать в том же духе.
(Из письма отцу Никите Паласису 12/25.06.72 г.)

+

В прошлую пятницу мы посетили литургию в усыпальнице владыки Иоанна, народу было много. К сожалению, я думаю, что отсутствие литургии 2-го июля указывает на то, что среди русских не будет поощряться почитание владыки Иоанна: он слишком "спорный", и кое-где не очень хорошо приняли нашу брошюру о нем. Очевидно, ему предстоит быть пророком для других – для обращенных, которые сами пришли к нему и уже прославляют в нем Господа на многих языках.
(Из письма Даниилу Олсону 13/26.06.72 г.)

+

Мы укрепляемся в вере, что мы свободны и независимы и благословение владыки Иоанна до сих пор охраняет нас и ведет по определенному пути. Мы отчасти опечалены "прохладным" отношением владыки Антония к владыке Иоанну (в С.-Ф. он считается слишком "спорным"), но теплое чувство к нему владыки Нектария более чем окупает это. Несколько недель назад после Божественной литургии, которую он здесь служил, владыка Нектарий пропел с нами вместе "Славу" владыке Иоанну, а потом пропели ему стихиру из твоей службы (о которой радуемся и славим Бога!), и он просил нас перевести их на славянский язык. Это строго конфиденциально, но, если мы правильно представляем тот трудный путь, который предстоит нам, синодальным "фанатикам", то вполне может наступить день, когда великую радость и утешение мы будем находить в воспоминаниях о том, что один из наших епископов "канонизировал" владыку Иоанна! (Число было 12/25 июля).
(Из письма отцу Пантелеимону 20.07/2.08.72 г.)

+

Я склонюсь перед необходимостью, надеясь, что по молитвам владыки Иоанна долечу благополучно (никогда прежде на летал на самолетах).
(Из письма отцу Никите Паласису 7/20.01.73 г.)

+

Мы не рассказывали всю историю, но то, как другие иерархи обращались с владыкой Саввой на Соборе, это просто позор. Когда его позднее спросили, почему он терпел такое обращение, владыка Савва только показал пальцем на Небо, а под конец у него на душе было очень мирно. Он писал нам, что это его наказывали за то, что он помогал владыке Иоанну (возможно, столько же в духовном, сколько в буквальном смысле). Печально, но в одном из своих писем к нам он писал, что отказался от идеи напечатать житие владыки Иоанна на русском языке (он хотел напечатать кое-что на сербском) из страха, что Синод это запретит, хотя в своем последнем письме он отметил, что все-таки собирается напечатать кое-что на русском. Но в настоящее время мы, благодаря Господу, пользуемся свободой, которой у него не было, и мы не остановимся, пока нас действительно не раздавят или не станет очевидно, что наше дело не угодно Богу. Наша дерзость, наверно, родилась из нашего полностью безнадежного положения: поскольку мы не доверяли "князьям или сынам человеческим", мы должны были ввериться Богу и молитвам владыки Иоанна. Мы сильно подозреваем, что владыка Иоанн будет "камнем преткновения", о который, в конце концов, споткнуться некоторые, кто доверяет политике и мертвому формализму, и, надеемся, усвоят "урок".

В новом номере "Нашей Страны" из Буэнос-Айреса помещен некролог владыке Савве, написанный архиепископом Афанасием, который не побоялся отметить, что "он не боялся и не сомневался, когда нужно было уличить несправедливость или обман" и даже что "он был великим почитателем архиепископа Иоанна (Максимовича) Сан-Францисского". Мы только что узнали, что сам владыка Афанасий, а также владыка Савва Австралийский тоже поддерживали владыку Иоанна. Конечно, мы не хотим всех делить на стороны или партии из-за владыки Иоанна (!), и у нас к тому же нет озлобления против кого бы то ни было – просто в наши дни он кажется пробным камнем Православия, и те, кто идут против него, кажется, имеют вообще неправильный подход к критическим вопросам современности.
(Из письма отцу Никите Паласису 3/16.02.73 г.)

+

Среди бумаг Владыки были материалы для его книги об архиепископе Иоанне. Как мы уже поняли из нашей переписки с ним, в этих материалах не слишком много оставалось тех, что еще не были напечатаны в "Православной Руси". (Он жаловался нам, что люди в Сан-Франциско и других местах просто не посылали ему материалы, когда он об этом просил.) Мы, конечно, постарались достать больше из того, что напечатано по-русски, хотя для нас еще слишком рано думать специально о какой-нибудь книге. Владыка Савва сам стал сейчас частью истории архиепископа Иоанна: его забота о его памяти и смелое признание его святости укрепляют всех нас, остальных, кто иногда впадает в уныние из-за слепо негативного отношения к нему в некоторых местах. Мы планируем рассказать о владыке Савве в новом "Православном Слове" и начать переводить некоторые из его материалов о владыке Иоанне вместе с его собственными ценными замечаниями. Чувствуем себя духовными наследниками и должниками владыки Саввы, и мы, конечно, с Божией помощью, сделаем все, что в наших силах, чтобы собрать весь его материал об архиепископе Иоанне в одну книгу.
(Из письма Игорю Капралу [будущему митрополиту Илариону] 7/20.02.73 г.)

+

Читая бумаги епископа Саввы, мы находим адресованные ему обычные жалобы о владыке Иоанне (это худшее, что они могут о нем найти!) – что он раздражительный, грубый, не думает о других (например, потому что он поздно приходит на службы), нарушает принятый порядок, плохой администратор, что его невозможно понять, он бормочет и засыпает посреди важнейших (мирских) дискуссий, что священники в Сан-Франциско праздником считают, когда он не присутствует. Я сам имел возможность наблюдать большинство этих явлений и могу, например, удостоверить, что в нескольких случаях, когда он был "груб" со мной, я был ему бесконечно благодарен и видел от этого только духовную пользу. Во всем этом, думаю, скрыт важный для понимания Владыки факт, который еще не очень понят, – что он отказывался позволить Церкви стать привычкой и своей кажущейся грубостью пытался выбить людей из привычной духовной колеи, в которую так легко можно попасть. Как только Владыка ушел, все в соборе стало "гладко", и священники были довольны, потому что теперь они могли сделать и действительно делают Церковь привычкой, способной вдохновить кого-либо только с помощью накопленного в прошлом богатства, не до конца еще потраченного (но вскоре будет!).
(Из письма отцу Никите Паласису 1/14.03.73 г.)

+

Владыка Иоанн учил нас, что тружеников на ниве миссионерства нужно направлять и вдохновлять, но не подталкивать и насильно заставлять.
(Из письма отцу Никите Паласису 5/18.04.73 г.)

+

Давайте мы все будем продолжать свою независимую работу, полагаясь на советы других в случае сомнений и уповая на милость Господню и на то, что нам помогут молитвы угодников Божиих. Как хорошо владыка Иоанн знал, как вдохновить и направить, не сокрушая чей-то дух и не диктуя кому-либо свою волю. Давайте помолимся за всех и продолжим свой путь.
(Из письма Алексею Янгу. Светлая среда 73 г.)

+

Нас очень беспокоит, что мы не донесли до тебя очень важное положение, касающееся отношения владыки Иоанна к миссионерским трудам. Конечно, в большой степени этот пункт должен "ощущаться", а не объясняться, но, пожалуйста, постарайся понять, что владыка Иоанн совсем не "ошибался" по этому вопросу, а, напротив, это был один из важнейших аспектов его вдохновляющей и святой жизни. Можно не соглашаться с ним по некоторым "частностям", но его основные взгляды были верными, и он для нас сегодня образец. Как мне кажется, я уже говорил, его правилом было, в первую очередь, вести и вдохновлять, а не толкать и принуждать. Он совсем не оставлял обращенных без руководства, он скорее точно знал, как и когда давать наставления, чтобы это вдохновляло, а не сокрушало дух. Некоторые люди указывают на "ошибку" Французской Церкви, но фактом остается, что в Зарубежной Церкви сегодня есть здоровая французская миссия, а без него вряд ли бы она существовала. Что лучше – вдохновить, дать дереву вырасти и потом собрать плоды только с половины побегов или, "строгости" ради, сразу затоптать растение и совсем лишиться дерева?
(Из письма отцу Никите Паласису. Неделя ап. Фомы 73 г.)

+

Мы достали кассету с акафистом Богородице, который пели в соборе в Сан-Франциско во время службы владыки Иоанна. Трудно разобрать хотя бы одно слово, но там звучит дорогой знакомый голос!
(Из письма Алексею Янгу. Неделя ап. Фомы 73 г.)

+

Молись владыке Иоанну, чтобы он наставил тебя. Знай, что не все зависит от того, что "думают" о тебе какие-то люди, а также что в должное время другие выступят за тебя.
(Из письма Алексею Янгу 29.06/12.07.73 г.)

+

Ты говоришь, что желаешь "разрешить свои разногласия" с нами. Я дам тебе пример того, как это делается — сердцем, а не разумом. Четыре года назад отец Пантелеимон посетил нас — перед канонизацией преподобного Германа. Мы просили его совершить панихиду по преподобном Германе, и он ответил, что просто не может служить панихиду по тому, кому его община молится как святому. Заметь, между нами и отцом Пантелеимоном "разногласие", а мы возрадовались! И как же мы разрешили наше "разногласие", хотя и радовались ему? Отец Пантелеимон совершил панихиду по "монаху Герману", но он совершил по вновь почившему джорданвилльскому монаху Герману в то время, как мы молились об отце Германе Аляскинском, которому уже и сами долгое время пели тропарь, славословие и акафист. (Какая "противоречивость" с нашей стороны!) И как "неуместно" было владыке Иоанну оканчивать свои панихиды по отцу Герману славословием ему! И как "неуместно", что мы оба славим старца Назария и молимся о его упокоении! Какая же это "канонизация"?!
(Из письма Даниилу Олсону 25.10/7.11.73 г.)

+

Уповай на молитву владыки Иоанна.
(Из письма Алексею Янгу 6.11.73 г.)

+

В западной части России есть многовековая традиция во время поста читать в воскресный вечер страстные евангелия. И не задумывайся о "латинском влиянии" – традиция эта была достаточно хороша для владыки Иоанна (вот почему она, возможно, еще продолжается в Сан-Франциско) и к тому же очень трогательна.
(Из письма Нине Секо 10.03.74 г.)

+

Блаженный архиепископ Иоанн с нами. Мы присутствовали на литургии в его Усыпальнице 19 июня/2 июля, и отец Митрофан произнес чудесную проповедь о том, что стыдно нам, русским, так прохладно относиться к истинному чудотворцу нашего времени, когда греки уже напечатали его икону и почитают его как святого!
(Из письма Люку Уолмсли 24.06/7.07.74 г.)

+

Ситуация кажется довольно отчаянной. Возможно, это не случайно, что "кризис священства", кажется, наиболее сильно бьет по Сан-Франциско. Отец Митрофан хорошо сказал в своей проповеди, что "стыдно нам, русским, так прохладно относиться к нашему Чудотворцу архиепископу Иоанну, когда греки уже напечатали его икону и прославляют его!" (Прежде такие слова публично не говорили!) У нас здесь такой источник вдохновения и благодати, а те, кто его почитают, фактически отверженные. Неудивительно, что из этой епархии благодать уходит!
(Из письма Нине Секо 24.06/7.07.74 г.)

+

Начался пост, и по вечерам мы поем еще канон Божией Матери, как делал архиепископ Иоанн. Молись о нас.
(Из письма Алексею Янгу 2/15.08.74 г.)

+

Христос, Господь наш, с нами, и владыка Иоанн подтолкнул нас в правильном направлении (он говорил нам, что нужно выступать против Афинагора, даже если это кому-то не нравится!), и все наши испытания только укрепляют нас перед трудными грядущими временами. Бог с нами!
(Из письма Алексею Янгу 4/17.01.75 г.)

+

Отец Теодоритос пишет, несомненно предназначая это для других подвижников в Греции и на Святой Горе, что он, конечно, считает Августина святым, поскольку так же считает преподобный Никодим Святогорец. Наш владыка Иоанн написал ему службу и питал к нему великую любовь. Преподобный Никодим поместил его в наш восточный календарь (так же, как владыка Иоанн поместил туда святого Патрика).

Неужели наше американское Православие настолько сузилось, что мы должны быть под диктатом "папского эксперта" и по каждому вразумительному вопросу следовать "партийной линии"? Это противоречит всему, чему нас учил владыка Иоанн и что он делал в своих миссионерских трудах.
(Из письма отцу Игорю Капралу [будущему митрополиту Илариону] 29.09/12.10.75 г.)

+

Если ты хочешь нас посетить, то тебе неплохо было бы по дороге к нам остановиться у гробницы архиепископа Иоанна (Максимовича), в подлинно святом месте (в подвале собора в Сан-Франциско на бульваре Гери), и помолиться ему, чтобы он вывел тебя на путь спасения. Он – наш крепкий заступник пред Богом.
(Из письма Томасу 25.11.75 г.)

+

Владыка Иоанн благословил и дал название нашему "Православному Слову", и мы идем вперед, уповая на него. В основном, в душе у нас мир, и мы загружены работой.
(Из письма Алексею Янгу 3/16.12.75 г.)

+

Мы уповаем на Господа и молитвы владыки Иоанна.
(Из письма Алексею Янгу 3/16.04.76 г.)

+

Такие гиганты как владыка Аверкий и владыка Иоанн до сих пор направляют нас, и их учение в предстоящие дни останется для нас маяком.
(Из письма Даниилу Олсону 29.05/11.06.76 г.)

+

Конечно, прежде всего, нашими наставниками должны быть гиганты старшего поколения – владыка Иоанн, владыка Аверкий и подобные им. Из тех, кто остался в этом поколении, для нас всего дороже владыка Нектарий – да хранит его Господь еще долгие годы! Очень дорог нам также владыка Лавр, потому что, несмотря на, возможно, некоторые "теоретические" недостатки, он обладает несколькими бесценными качествами – простотой, честностью, "неполитизированностью" (несмотря на то, что находится в центре Синода!), и он немного "не от мира сего".

Мы чувствуем, что нас и всю нашу Церковь ожидают очень тяжелые времена, и мы хотим горячо просить владыку Иоанна указать, что нам делать, как действовать дальше. Да пребудем мы молитвами его на праведном пути и тверды будем среди предстоящих испытаний!
(Из письма Алексею Янгу 2/15.06.76 г.)

+

Просим тебя молиться о нас, особенно в предстоящие дни и 19 июня/2 июля, в 10-ю годовщину кончины владыки Иоанна. При всех сих бедах и слухах в Церкви, мы хотим обратиться к нему с горячей молитвой о помощи в наших дальнейших трудах. Это послепасхальное "апостольское" время церковного года, и в Церкви Христовой еще так много апостольских трудов предстоит сделать!
(Из письма Макарию Шеферу 9/22.06.76 г.)

+

Пожалуйста, молись о нас, особенно в день упокоения архиепископа Иоанна, 19 июня/2 июля. Нам нужна его помощь, чтобы продолжить свой путь по тропе истины в мрачнеющей атмосфере.
(Из письма Кристоферу Амерлингу 10/23.06.76 г.)

+

Наша русская книга о владыке Иоанне (200 стр.), наконец-то, напечатана, и мы надеемся, что несколько экземпляров успеют сшить и переплести к празднику, до которого всего неделя. Мы чувствуем, что выполнили свой долг перед владыкой Иоанном и владыкой Саввой (он – автор книги), но опасаемся гонений за нее. Владыка Савва говорил нам, что его трудности в последние годы – это месть бесовская ему за прославление владыки Иоанна. Да дарует нам Бог сил вынести то, что выпадет на нашу долю, и не упасть духом. Пожалуйста, молись о нас. Мы чувствуем, что всех, кто хочет остаться верными духу Православия, ожидают трудные времена. Политическая атмосфера в Церкви сейчас такова, что мы фактически чувствуем себя какими-то преступниками только за то, что говорим очевидное, например, что владыка Иоанн исцелял больных и творил чудеса; так что мы весьма ободрились, когда один из нескольких епископов, к которым мы обращались – архиепископ Никон – вовремя, так что мы успели напечатать их в конце книги, прислал нам свои краткие воспоминания о владыке Иоанне, в которых говорит именно это – что владыка Иоанн за свою любовь и борения был удостоен Господом благодатного дара исцелять тех, кто приходит к нему с верой. Владыка Никон, вероятно, скоро умрет – уйдет еще один представитель старшего поколения, а кто из молодых продолжит и передаст традиции?
(Из письма Даниилу Олсону 12/25.06.76 г.)

+

Архиепископ Иоанн учил нас, что каждый маленький православный центр – это как росток, чей нормальный православный рост нужно поощрять, не натягивая на него смирительную рубашку единообразия.
(Из письма отцу Марку Уокингэму 24.06/7.07.76 г.)

+

Лето у нас было тихое, но некоторые события причиняли нам беспокойство. Сперва у нас был лесной пожар, который подошел к нам на две мили [примерно 3,2 км], что заставило нас упаковать все редкие рукописи и книги, приготовившись к их эвакуации (молитвами владыки Иоанна пожар в последнюю минуту повернул обратно под порывами сильного ветра); потом были две недели дождя (совсем не по сезону!), который начался как раз в праздник св. Илии с громом и молнией и который свалил и отца Германа, и меня с простудой или гриппом. Десятая годовщина кончины владыки Иоанна (описанная в последнем "П.С.") вызвала у нас новый прилив вдохновения.
(Из письма Кристоферу Амерлингу 22.08/4.09.76 г.)

+

Что касается феномена православных святых Запада вообще, то, главным образом, это рвение и интерес архиепископа Иоанна (Максимовича) вдохновили нас и многих других делать то, что в наших силах, чтобы рассказать о них и прославить их. Я думаю, это ценно не только для православных на Западе, но и для всех православных, ибо русские и греки увидят, что многие жития древних западных святых совершенно тождественны всей православной традиции, и таким образом к уже богатой истории Восточного Православия добавится такое нежданное богатство.
(Из письма м-ру Грэйвсу 1/14.10.76 г.)

+

Что касается подготовки ко Святому Причастию, обычная подготовка – это чтение трех канонов и акафиста, как указано в джорданвилльском молитвослове, обычно накануне вечером (в монастырях это часто читается за вечерней для всех, после "Верую..."), а утром канон перед причастием и молитвы. Если по какой-то причине человек не может прочитать все это, то кается и корит себя и делает столько, сколько может, если необходимо, то акафист и/или каноны можно прочитать днем или вечером после причащения. Что до пощения, то общий русский обычай здесь – поститься перед причащением три дня, но это фактически обычай, который возник с практикой нечастых причастий, и владыка Иоанн однажды сказал женщине, которая хотела причаститься, но не постилась накануне: "Но это не был постный день. Если ты регулярно соблюдаешь церковные постные дни, то достаточно просто не переедать и не есть что-то особенно вкусное несколько дней перед принятием Святого Причастия и особенно накануне, но не стараться избегать всех непостных блюд, если только не чувствуешь в этом необходимости". Что до количества причастий, что в твоем случае следует причащаться как можно чаще, то есть почти каждый раз, когда бываешь на литургии. В нашем скиту молитвы перед причастием читаются вслух, как во многих русских церквях, во время причастия священником.
(Из письма Алексею Янгу 28.01/10.02.77 г.)

+

Мы были очень рады понять из чтения Указа Синода, что архиереи заметили и оценили наши труды по составлению и печатанию Свято-Германовского календаря, и в особенности включение нами туда дат смерти разных иерархов и подвижников. Эта последняя особенность, как оказалось, была одной из самых популярных черт календаря, об этом было много отзывов, и мы знаем, что наши священники служат панихиды по многим иерархам и подвижникам, упомянутым там, а в некоторых местах на каждой литургии поминаются имена. Далее, ни от кого не было ни одного неблагоприятного отзыва касательно включения нами этих имен, что убедило нас, что сама идея включения этих имен действительно "согласуется с общим экклезиологическим отношением нашей Церкви". Мы не сами выдумали эту идею, а взяли ее из "Епархиального Бюллетеня" Шанхайской епархии, когда там был наш архиепископ Иоанн.

Благословляя печатание "Православного Слова", архиепископ Иоанн написал для печати следующия слова: "Молитвами алеута-мученика Петра, который претерпел мучения в Сан-Франциско". Этим он, конечно, дал свое благословение на почитание алеута-мученика Петра, по крайней мере, в Западно-Американской епархии, где тот приял мученичество.

Ввиду всего этого – что алеутский мученик Петр был провозглашен святым преп. Германом Аляскинским, что архиепископ Иоанн (Максимович) публично взывал к его молитвам, что наш Синод епископов официально одобрил службу, содержащую провозглашение святого Петра святым и так же сделал Синод Американской Митрополии и что он всенародно почитается как святой, без всяких возникающих из-за этого обсуждений и, наконец, ввиду того факта, что почитание мучеников всегда утверждалось в Православной Церкви с минимумом официальных исследований, так как о их святости свидетельствовал уже сам факт их мученичества – мы не думали, что могут быть какие-нибудь споры или противоречия, касающиеся занесения в православный календарь имени алеутского мученика Петра. Но даже так, мы предусмотрительно сопроводили имя алеутского мученика Петра в нашем Свято-Германовском календаре словами: "который упомянут в службе преп. Герману", показывая, таким образом, что не доверяем собственному суждению, а полагаемся на суждение церковной власти (Синод епископов Русской Зарубежной Церкви), которая официально одобрила службу.
(Из письма владыке Нектарию 16/29.06.77 г.)

+

До тех пор, пока Вы в англиканской церкви, мы не можем сделать многое, чтобы как-то направить Вас. Я бы только посоветовал Вам горячо молиться Богу, чтобы Он указал Вам путь, как плодотворно потрудиться в Истинной Его Церкви. Молитвы одного из современных святых нашей Церкви, архиепископа Иоанна (Максимовича), тоже очень помогают. Я посылаю Вам одну из наших недавних публикаций о нем.
(Из письма Р. Гудриджу 9/22.02.79 г.)

+

Мы оба при наших личных контактах с влад. В. нашли его холодным и претенциозным и совершенно не обладающим теплотой и христианской любовью, как, например, у владыки Иоанна (Максимовича), который вдохновлял спонтанные миссионерския движения одними этими качествами, нисколько не претендуя на то, чтобы быть "теологом" и т.д., как владыка Виталий.
(Из письма отцу Иву Дюбуа 1/14.06.79 г.)

+

Архиепископ Иоанн обязательно служил каждый год новогодний молебен 1/14 января, именно чтобы отметить гражданский новый год по старому календарю (не по новому – тогда он отказывался служить молебен; это здравый, живой "консерватизм". Церковный новый год – это совершенно другое дело, что ты сам признаешь, поскольку не меняешь число года 1-го сентября.
(Из письма отцу Никите Паласису 23.10/5.11.79 г.)

+

Этот катехизис [митр. Филарета Московского] всегда был первой книгой, которую обыкновенно давал новообращенному владыка Иоанн!
(Из письма отцу Роману Лукьянову 1/14.11.79 г.)

+

Молись Богу (и нашему архиепископу Иоанну), и Он укажет тебе путь.
(Из письма Джеймсу Паффхаузену [будущему митрополиту Ионе] 23.01/5.02.81 г.)

Источник

Метки: рпцз, иоанн максимович, серафим роуз

Печать E-mail

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.

Интернет СОБОР
При использовании материалов сайта активная ссылка на http://internetsobor.org обязательна
© 2012 http://internetsobor.org Все права защищены

Find us on Google+

RizVN Login
Powered by Warp Theme Framework