Интернет Собор / Internet Sobor 
truth and dignity 
АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

Игумения Александра: Жизнеописание Блаженнейшего Митрополита Антония

Доклад на ежегодной богословской конференции в одесском Архангело-Михайловском епархиальном доме, составленный игуменией Александрой и сестрами Иоанновского женского монастыря

Одесса, 8-10 августа, 2018 года

Блаженнейший Антоний, Митрополит Киевский и Галицкий, в миру Алексей Павлович Храповицкий, происходил из старинного русского дворянского рода Храповицких. Родился он 17/30 марта 1863 г. в селе Ватагино Крестицкаго уезда Новгородской губернии. Родившись в день преп. Алексия, человека Божия, будущий святитель получил имя этого столь любимого народом святого. Его родители были людьми высокообразованными и религиозными. О матери его известно, что она часто и подолгу любила молиться Богу и сама своим сыновьям (а их в семье было четверо) читала и объясняла Св. Евангелие. Кроме того, вместе с мужем и детьми любила посещать церкви и монастыри.

Под влиянием материнского благочестия в Алеше рано обнаружилась склонность к книгам духовного содержания. Однажды он прочел описание Оптиной пустыни, которое произвело на его юную душу большое впечатление. Тогда впервые в сердце Алеши зародилось решение посвятить свою жизнь служению Богу в монашеском звании. Он принадлежал к числу тех редких натур, мировоззрение которых определялось в раннем детстве и никогда в жизни после этого не изменялось, а лишь укреплялось и совершенствовалось.

Раннее детство Алексея прошло в селе, затем семья Храповицких переехала в Новгород. Этот город с его древними храмами, святынями, монастырями развил в нем любовь к церковному благолепию, к молитве. Именно тогда, в детские годы, Алешу стал волновать вопрос, почему в Русской Церкви нет Патриарха. Когда наступило время учиться, Алеша заявил родителям о своем желании поступить в духовное училище. Но родители не придали серьезного значения детским грезам и не захотели отпустить его в "бурсу", это, казалось им, унизило бы достоинство мальчика из высококультурной дворянской семьи.

Вскоре семья Храповицких переехала в Санкт Петербург, и Алексий стал часто прислуживать на архиерейских службах. Здесь он познакомился с японскими миссионерами - со знаменитым апостолом Японии архиепископом Николаем и игуменом Владимиром, которые стали посещать гостеприимный дом его родителей. Слушая рассказы миссионеров-подвижников, Алеша загорелся желанием сделаться миссионером.

В 9 лет мальчика отдали в гимназию, которую он закончил в 1881 г. с золотой медалью. Алеша Храповицкий разительно отличался от прочих гимназистов, он совершенно не интересовался обычными для юношей развлечениями - никогда не танцевал и не посещал танцевальных вечеров, не любил театров. Очень любил Алеша русскую классическую литературу. Он с товарищами-гимназистами часто посещал литературные вечера, на которых выступали И. С. Аксаков, Ф. М. Достоевский, братья Киреевские, А. С. Хомяков и другие. Самое сильное впечатление на Алешу производил Ф. М. Достоевский. Не раз впоследствии в своих лекциях по пастырскому богословию, в своих проповедях и беседах Владыка Антоний обращался к произведениям Ф. М. Достоевского.

В пятом классе гимназии Алексей составил свою первую службу учителям словенским Кириллу и Мефодию, которую, несмотря на юность автора, Синод одобрил и ввел в богослужебный обиход.

По окончании гимназии его родители и родственники хотели, чтобы Алексей поступил в училище правоведения или Царскосельский Александровский лицей, но он категорически заявил родителям о своем желании поступить в Санкт-Петербургскую духовную академию. Для поступления в академию Алексей должен был сдать конкурсный экзамен, причем он имел серьезных конкурентов в лице первых и вторых учеников духовных семинарий, съехавшихся со всех концов России. Блестяще выдержав экзамен, он был принят в академию. Алексей отличался дружелюбным и общительным нравом, товарищи-студенты любили и уважали его.

Лучшим его другом по академии был Михаил Грибановский. Он был сыном священника, окончил Тамбовскую семинарию и впоследствии стал епископом Таврическим. Иеромонах Михаил был оставлен в академии преподавателем, а затем инспектором. Желанием его было удалиться в монастырь, но настойчивые советы епископа Феофана Затворника и оптинского старца Амвросия, с которыми он состоял в переписке, удержали его от этого, и он остался на академической службе.

По окончании академии в 1885 г. 22-летний Алексий Храповицкий решил принять монашество. Родители Алексия к принятию монашества отнеслись несочувственно. Отец был недоволен. Мать считала, что с пострижением надо подождать хотя бы до 30-летнего возраста. Целый совет собравшихся родственников отговаривал Алексия от его намерения, но безуспешно. 18 мая 1885 г. он был пострижен с наречением ему имени Антоний в честь преп. Антония Римлянина. На пострижении отец Алексия не присутствовал, была мать и многочисленная петербургская родня. Академическая церковь в этот день набилась народом, как на Пасху.

12 июня монах Антоний был рукоположен в дьяконы, а 30 сентября ‑ в иеромонахи с назначением на должность субинспектора академии. Отношения со студентами у отца Антония строились на чувстве братской любви. Подметив особую близость молодого преподавателя к студентам, ректор академии предъявил требование, чтобы он доносил о всех нарушениях дисциплины со стороны своих учеников. Для отца Антония такое требование явилось неисполнимым, и он просил перевести его на другое место. Его перевели служить в провинцию, в Холмскую духовную семинарию. Через год из-за смены ректора отец Антоний опять получил возможность вернуться в родную академию, где был избран доцентом на кафедре Ветхого Завета. В 1887 г. им была защищена магистерская диссертация "Психологические данные в пользу свободы воли и нравственной ответственности". В числе учеников отца Антония в Санкт-Петербургской духовной академии были Василий Белавин, будущий Патриарх Тихон, и студент Страгородский, будущий советский Патриарх.

В 1889 г. отец Антоний назначается ректором Санкт-Петербургской семинарии с возведением в сан архимандрита, но на этой должности он не пробыл и года и был переведен на должность ректора Московской духовной академии. В истории академии это был первый случай назначения столь молодого, 27-летнего ректора. Несмотря на молодость, отец Антоний обладал к этому времени столь высокими качествами, что они давали ему возможность по праву занимать столь ответственную должность.

В 1890-94 гг. архимандрит Антоний открыто выступал в печати в защиту Православной Церкви, главным образом от нападок со стороны гремевшего тогда на всю Россию Л. Н. Толстого. Сам Л. Н. Толстой пожелал познакомиться со своим оппонентом, и архимандрит Антоний посетил писателя в его доме в Москве, провел со Львом Николаевичем несколько часов в дружеской беседе и заручился обещанием Толстого посетить его в Троице-Сергиевой лавре. Своего обещания Толстой не исполнил. Тем не менее, Толстой с доброжелательством отзывался о критических замечаниях архимандрита Антония и говорил: "Меня понимает только отец Антоний".

Кроме выдающихся умственных способностей, Господь наделил Владыку Антония редким даром - любовью, лаской и открытым сердцем к каждому приходящему к нему. Один из учеников Владыки Антония протоиерей Сергий Четвериков вспоминал: "Владыка Антоний был сердцем нашего академического мира... Двери его покоев во всякое время были открыты для студентов. Он умел подойти к каждому из нас, и из наших отношений с ним был устранен дух формализма и официальности. Мы жили, согретые его любовью и лаской. И вместе с тем эти отношения были чужды всякой фамильярности. Мы чувствовали его неизмеримое превосходство... Он впервые, может быть, многим из нас раскрывал смысл православного пастырства как любовного и самоотверженного приятия в свою душу своей паствы, переживания вместе с нею всех горестей и радостей, всех испытаний, искушений и падений своих духовных чад и возрождения и восстания силою сострадательной любви и молитвы...”

Будущий Митрополит Антоний в продолжение всей своей жизни любил окружать себя благочестивой молодежью, которая видела в нем человека, "чистого сердцем", льнула к нему в поисках утоления духовной жажды и утешения в своих горестях. Он был прирожденным педагогом, наставником будущих пастырей, воспитавшим целое поколение епископов, священников, преподавателей духовных школ. Однако пылкая деятельность отца Антония не могла не натолкнуться на препятствия в консервативной среде.

Через пять лет, в 1894 г., разойдясь во взглядах с представителями старой казенной системы воспитания юношества, он был, как в ссылку, переведен в глубокую провинцию ректором Казанской духовной академии. В Казанской академии Владыка Антоний преподавал пастырское богословие. В 1897 г. в Казани прошел ІІІ Всероссийский миссионерский съезд, в организации которого Владыка Антоний принял деятельное участие. Члены Св. Синода, побывавшие на этом съезде, оценили, насколько была плодотворной деятельность архимандрита Антония. Вскоре последовал указ о возведении его в сан епископа Чебоксарского с оставлением ректором академии.

Традиционно между администрацией духовно-учебных заведений в России и учащимися существовало довольно большое разъединение. Начальство жило своей особой жизнью, а учащиеся своей. Не нарушая требований учебной дисциплины, Владыка Антоний в корне изменил эти отношения. Он видел, что непосредственное общение со студентами будет иметь самые благоприятные результаты. Владыка устроил себе в Казани квартиру в главном академическом здании, где жили студенты и были аудитории. Он часто приглашал к себе студентов на чай, во время которого, как со своими близкими друзьями, обсуждал с ними самые разнообразные вопросы научной и академической жизни. Главной задачей своей деятельности в академии Владыка Антоний считал необходимость привлечь своих питомцев к служению Церкви преимущественно в пастырском и иноческом звании. Поэтому особое внимание он обращал на таких студентов, которые имели стремление к монашеству и пастырской деятельности. Студенты, мечтавшие о светской службе после окончания академии, сами уклонялись от бесед с Владыкой Антонием.

В 1900 г. епископ Антоний был назначен на самостоятельную провинциальную кафедру в Уфу епископом Уфимским и Мензелинским. По прибытии в Уфу епископ Антоний прежде всего обратил внимание на богослужения и проповедничество. В кафедральном соборе, а за ним и в других церквах начались уставные службы. Обычно архиереи служили в своих кафедральных соборах лишь в великие праздники, Владыка же Антоний стал служить каждый воскресный день и неустанно проповедовал.

Количество магометан, язычников и староверов в Уфимской губернии в два раза превосходило число православных. Владыка Антоний объездил все приходы Уфимского края. Даже в зимнее время он совершал поездки на забытые всеми приходы. Ездил он и в летнее время на пароходе, просвещая своими службами и благовестием дикие места захолустной епархии, где не было ни путей, ни дорог. В результате за неполных 2 года управления его епархией число приходов возросло вдвое (от 400 до 800), увеличилось также и число священников. В приходах особое внимание Владыка обращал на постановку богослужебного, а также миссионерского и церковно-школьного дела. Отдельной брошюрой была издана его статья "Беседа христианина с магометанином об истине Пресвятой Троицы".

В годы пребывания Владыки Антония в Казани и в Уфе (в 1898 и 1901 гг.) случился вызванный недородом голод, которой был использован революционно настроенными элементами русского общества для пропаганды революции. Сотни монахинь Казанской, Уфимской, Самарской и других епархий были разосланы по голодающим христианским и мусульманским деревням заведовать столовыми, управлять пекарнями, кормить и лечить народ. Об этом опыте писал Владыка, выступая в защиту русского духовенства и монашества от нападок со стороны "прогрессивно мыслящих патриотов".

В 1902 г. Владыка Антоний был переведен в Житомир на Волынскую кафедру и оставался на ней 12 лет. За эти годы деятельность Владыки приобрела всероссийское значение. Он боролся с революцией, с католической пропагандой, отстаивал необходимость реформы духовных заведений и принимал самое деятельное участие в подготовке созыва Поместного Собора и восстановлении патриаршества. При этом он сохранял самые близкие отношения со всеми четырьмя Духовными академиями. Будучи на Волынской кафедре, Владыка состоял членом Св. Правительствующего Синода, являясь в его составе одной из главных опор Русской Православной Церкви. Несколько раз поднимался вопрос о назначении его на столичную кафедру, но препятствием для выдвижения его на пост всероссийского значения являлась яркая личность, твердость и безкомпромиссность его убеждений.

Волынская епархия по числу приходов после Киевской занимала второе место, а по числу церквей - первое место во всей Русской Церкви. Быстро познакомившись с волынским духовенством, паствой, церковной жизнью Волыни и порядками, царившими в церковных учреждениях, Владыка прежде всего приступил к реорганизации церковного управления. Им была решительно устранена система взяточничества, и рядовое духовенство вздохнуло облегченно; лица в консистории, запятнавшие свою репутацию недостойными священства делами, были удалены, а на их места были назначены люди достойные из числа учеников Владыки по Духовным академиям; была учреждена должность епархиального миссионера.

Познакомившись с местным духовенством и состоянием дел на приходах, Владыка увидел, в каком плачевном состоянии находится церковная жизнь епархии. Священники в большинстве своем были отчуждены от народа, было подорвано сыновнее доверие мирян к своим пастырям "до полной замены связью чисто юридической". Ежедневно Владыка получал с приходов жалобы на священников. В некоторых приходах было такое запустение, что в алтаре были пыль и грязь, мыши бегали по престолу и грызли заплесневевшие запасные Дары.

Владыка, имея прекрасную память, помнил всех священников, дьяконов - весь причет своей епархии. Видя непорядки на приходе, он сначала увещевал священника исправиться. Через некоторое время, узнав, что ситуация не меняется, он строго предупреждал его. В третий раз, если священник не внимал советам Владыки, то на него налагались взыскания вплоть до запрещения в служении.

По всей епархии Владыка Антоний рассылал распоряжения об устроении церковной жизни. Распоряжения эти касались соблюдения церковного устава, церковных таинств, особое внимание обращено было Владыкой Антонием на говение прихожан. В одном из своих посланий он писал: "В Западном крае не исполняют заповеди Апостола и уставов Св. Церкви и не испытывают себя молитвою и говением пред исповедью и причастием Св. Таин, а приступают к ним недостойно - прямо от мирских дел своих, не приготовив себя подвигами и постом. Эту окраину отучили от истинного благочестия нечестивые еретики". Далее в своем послании Владыка подробно пояснял церковные правила о достойном говении.

Неукоснительно требовал Владыка от священства совершения уставных богослужений. Особенно много было нарушений в Великом посту. Важно и интересно было распоряжение Владыки Антония о церковном пении против "общего гласа". Упадок церковности и незнание многими священниками осьмигласного церковного пения привели к тому, что в некоторых приходах для облегчения пения стал вводиться так называемый "общий глас", который был составлен одним священником. Когда об этом осведомился Владыка Антоний, он издал циркуляр, в котором указал, что "этот общий глас представляет собой искажение шестого гласа и своими безсмысленными завываниями совершенно лишает духовной красоты священные ирмосы, сообщенные Духом Божиим святым отцам, а ими всей вселенной".

Относительно местных церковных обычаев Владыка считал, что надо бороться с уклонениями под влиянием латинства (стояние на коленях, небрежное возложение на себя крестного знамения, причащение без правила, концертный стиль пения, при требах - обливательное крещение, забвение святых и таинственных дней Великого поста - Мефимонов, Похвалы Пресвятой Богородицы, Великосубботней литургии и т. п., черный цвет облачений священства в Великом посту). Владыка предпочитал в Великом посту фиолетовые или темно-красные облачения. Если у него была возможность, он дарил священникам такие облачения.

В церковной жизни того времени появилась тенденция к пересмотру и упрощению церковного устава, а также несоблюдению местных церковных обычаев. В ответ на это Владыка написал статью, в которой отмечал: "Должно со всякой любовью охранять священные чины и обычаи местности, которые хотя и не существуют в Великой России, но указаны вселенским преданием и введены в Требник, например, чтение постной молитвы по хатам, чин на разрешение венцов в 8-й день брака, принесение хлебов и других снедей при поминовении усопших и т.п. Полезно поддерживать и не предусмотренные в священных книгах местные церковные обычаи, но такие, которые не у еретиков позаимствованы, а напротив, выросли из недр местного церковного предания; таковы освящение цветов на Троицу, свечей - на Сретение, хоругви и звоны при погребении умерших; а особенно должно с любовью хранить местные церковные напевы, которые гораздо ближе к богопреданному знаменному и крюковому пению, чем ноты современных композиторов..."

Владыка Антоний со своими посланиями обращался к духовенству Волынской епархии, но так как эти послания касались вопросов общерусской церковной жизни и в большинстве случаев перепечатывались в синодальных "Церковных Ведомостях", рассылавшихся всем приходам в Российской Церкви, его руководящие указания очень скоро получили общерусское значение. С особенным вниманием к указаниям Владыки относились его многочисленные ученики по трем академиям, служившие в разных званиях во всех концах России.

Восполняя недостаток в священниках, Владыка Антоний стремился привлечь к священнослужению подходящих людей из мирского звания. Будучи лично знаком с отцом Иоанном Кронштадтским, после его смерти Владыка Антоний создал в Житомире пастырское училище его имени. Быт училища по возможности приближался к монастырскому: ежедневная молитва, участие в исполнении суточного круга богослужений, чтение житий святых в трапезной и говение во все четыре поста. Учебный курс был установлен 3-летний (срок монастырского искуса). Все преподаватели были в священном сане, а ученики носили подрясники. Через несколько лет училище это начало процветать.

В то время в России не было специальной школы для обучения низшего клира – псаломщиков и дьяконов. Владыка Антоний исходатайствовал у Св. Синода разрешение на открытие 2-годичной школы для псаломщиков, дьяконов и помощников священников в преподавании Закона Божия в начальных школах. Школа была открыта в 1911 г. вблизи Почаевской лавры. Вскоре по образцу этой школы были открыты подобные училища и в других епархиях.

По мере усиления революционного движения к 1905 г. Владыка Антоний, невзирая на критику в прессе, усилил свои обличения вольнодумства и стал чаще говорить о значении для России царской власти, с крушением которой он предвидел и неизбежное крушение самой России. Под мудрым руководством Владыки Антония его волынская паства стойко перенесла революционную бурю 1905 г., нимало не поколебавшись в своих правых убеждениях. 6 мая 1906 г. Владыка Антоний за его труды на пользу Церкви был возведен в сан архиепископа. В том же году решением Св. Синода он стал членом Государственного Совета.

До назначения на Волынскую кафедру Владыки Антония Почаевская лавра имела чисто местное, провинциальное значение. Духовная жизнь лавры была не на высоте, это был необщежительный, штатный монастырь. Многие монахи для добывания пропитания работали вне монастыря, им даже позволялось есть мясо. По рекомендации Владыки в лавру был назначен новый наместник, его ученик - архимандрит Амвросий, получивший свое монашеское воспитание в одном из лучших российских монастырей - в Глинской пустыни под руководством опытных старцев. Почаевская лавра во время святительства Владыки Антония стала быстро преобразовываться. Вскоре по уставности и продолжительности богослужений и по чинному поведению братии она уже мало чем отличалась от строго общежительного монастыря. Общее число насельников лавры составляло 360 человек. Близ лавры, для любителей безмолвия, были устроены три скита: Св. Духовский, Загаецкий и Св. Георгиевский. В лавре было образовано типографское братство численностью 150 человек, которым руководил ревностный подвижник - архимандрит Виталий (Максименко). Лаврская типография скоро превратилась в одну из самых больших церковных типографий в России.

Главный храм лавры был сооружен католиками, и службы в нем приходилось совершать, стоя лицом на запад. Владыка Антоний решил построить на лаврском дворе величественный храм в честь Св. Троицы, копию Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры, но увеличенный по размерам вдвое - собор вместимостью до 2000 человек. 9 января 1912 г. было совершено торжественное освящение собора. За новоустроенным собором упрочилось наименование Антониевского.

Другим важным церковным делом, которым болело сердце Владыки Антония, было дело возрождения православия среди русского населения Австро-Венгрии. Мадьярское правительство и униатское духовенство всеми силами старались остановить возвращение карпатороссов в лоно Православной Церкви. С присущей ему определенностью этот истинный взгляд на унию Владыка Антоний широко распространял в своих проповедях, беседах и затем изложил его в специальной брошюре "Беседы православного священника с униатским о заблуждениях латинян и униатов греко-католиков". Брошюра эта была издана сначала Почаевской лаврой, а затем вышла вторым изданием в годы эмиграции.

Начало Первой мировой войны застало Владыку Антония на Харьковской кафедре, на которую он получил назначение в мае 1914 г. Тут опять проявилось величие души святителя. Он делал все, чтобы воодушевить народ: лично благословлял части войск, отправляющиеся на фронт, служил молебны, произносил вдохновенные проповеди, объезжал госпитали, посещал и утешал раненых, жертвовал деньги на устройство новых госпиталей, призывая к тому же свою паству. Прекрасно владея немецким языком, он разговаривал с пленными немецкими солдатами, стараясь влить любовь и мир в их сердца. За неустанные труды в трудное для России время Владыка Антоний в мае 1915 г. был награжден орденом Св. Александра Невского.

После революции 1917 г. Владыка Антоний, устраненный новой властью с Харьковской кафедры, отправился в Валаамский монастырь, решив посвятить себя богословско-литературной деятельности. В Валаамском монастыре Владыка написал богословскую работу, посвященную догмату об Искуплении. Стремясь избавиться от элементов схоластики в догматическом богословии, Владыка Антоний перенес центр Искупления с Голгофы в Гефсиманский сад. Статья вызвала противоречивые мнения в церковных кругах. Эту работу следует считать личным мнением Владыки Антония, а отнюдь не посяганием на изменение церковного догмата.

Из Валаамского монастыря Владыка должен был выехать на Всероссийский Церковный Собор 1917-1918 г. в Москве, на который он был избран от российского монашества. На Церковном Соборе архиепископ Антоний был главным поборником восстановления патриаршества. В значительной степени под его влиянием Собор принял решение восстановить патриаршество. При избрании трех кандидатов в Патриархи Владыка Антоний получил наибольшее количество голосов. Но жребий пал на тогдашнего Московского Митрополита Тихона, который и был избран Патриархом.

Во время Собора 28 ноября 1917 г. Владыка архиепископ был возведен в сан Митрополита. Однако недолго ему пришлось окормлять харьковскую паству. После убийства Киевского Митрополита Владимира (Богоявленского) в мае 1918 г. он был избран Епархиальным Собранием на Киевскую кафедру. Патриарх Тихон утвердил Владыку Антония Митрополитом Киевским и Галицким и священноархимандритом Киево-Печерской лавры. С приходом к власти на Украине Петлюры в декабре 1918 г. Митрополит Антоний вместе с несколькими священнослужителями был арестован и отправлен в Галицию, в униатский монастырь в городе Бучаче. Весной 1919 года после захвата города поляками он был переведен в католический монастырь под Краковом. По требованию государств Антанты Владыка был освобожден и в сентябре 1919 г. возвратился в Киев. Из Киева под влиянием сложившихся обстоятельств он должен был отправиться на территорию Добровольческой Белой Армии в г. Новочеркасск, где и стал во главе Высшего Церковного Управления. По эвакуации из Крыма Владыка Митрополит прибыл в Константинополь, откуда затем был приглашен Сербским Патриархом Димитрием в Королевство сербов, хорватов и словенцев. Сербия сделалась центром русской церковной жизни, сюда переехало Высшее Церковное Управление, здесь собирались зарубежные церковные Соборы.

С первого же дня действий Высшего Церковного Управления заграницей перед ним встали важнейшие и весьма трудные задачи, главными из них явились: организация Русской Православной Церкви Заграницей, упорядочение дел Русской Духовной Мисси в Иерусалиме, организация церковного управления в Европе и на Дальнем Востоке, упорядочение церковных дел в Северной Америке, заботы об устройстве русского духовенства и духовное окормление многочисленной русской паствы в рассеянии.

8-12 ноября 1921 г. в Сремских Карловцах состоялся первый Русский Заграничный Церковный Собор. Собор проходил под председательством Митрополита Антония при участии 101 члена, из коих 11 были русские епископы, 2 сербских епископа, остальные священники и миряне. Архиерейский Собор был провозглашен высшим органом РПЦЗ во главе с его председателем - Митрополитом Антонием. В межсоборный период руководство Зарубежной церковью осуществлял Синод во главе с Митрополитом Антонием. Наряду с этим были образованы митрополичьи округа в Западной Европе и Америке, окормляемые согласно указу святейшего Патриарха Тихона, Митрополитами Евлогием (Георгиевским) и Платоном (Рождественским) соответственно.

В 1922 г. с новой силой возобновились гонения на Церковь в России в связи с процессом об изъятии церковных ценностей. В первой половине мая Св. Патриарх Тихон был арестован большевиками. В то же время возник обновленческий раскол, организовалось безблагодатное сборище, именовавшее себя "Живой церковью".

Высшее Русское Церковное Управление заграницей обратилось с особым воззванием против чинимых над Св. Патриархом Всероссийским насилий - ко всем главам Православных и инославных Церквей, кроме папы Римского, о котором имелись точные сведения, что он старался использовать гонения на Русскую Православную Церковь в корыстных целях воинствующего католицизма. Воззвание это было составлено самим Владыкой Антонием. С таким же воззванием Высшее Церковное Управление обратилось ко всем светским главам государств мира.

На середину мая 1923 г. был назначен в Москве суд над Св. Патриархом Тихоном. Но 8 мая того же года представитель Великобританского правительства в Москве вручил Советскому правительству ультиматум с протестом против религиозных гонений в советской России и с угрозой полного разрыва сношений с советским правительством. В случае вынесения смертного приговора Св. Патриарху Тихону все державы, находящиеся в сношениях с Советским правительством, готовы были немедленно отозвать своих представителей из Москвы. В конце июня 1923 г. большевики вынуждены были освободить Св. Патриарха Тихона из заключения.

С переездом в Сербию Митрополит Антоний самоотверженно сохранял бытие Зарубежной Церкви. Деятельность Владыки в эмиграции была, пожалуй, более значительной, чем в России: там было великое государство, церковная власть, а вне России остатки Русской Церкви держались на личном авторитете Владыки Митрополита.

Владыка Антоний лично посетил многие страны, несколько раз объехал русские колонии в Сербии. Особенно важной была его поездка на Святую Землю. Посетив Русскую Православную миссию в Иерусалиме, Владыка Антоний убедился в том, что положение миссии было катастрофическое. Миссия не имела надлежащего управления, накопились громадные долги. Сам Митрополит Антоний не мог оставаться в Иерусалиме. Он, укрепив добрые отношения со своими старыми друзьями, Иерусалимским Патриархом Дамианом и Антиохийским Патриархом Григорием ІV, возвратился в Сербию, поручив наблюдение над миссией и заботы о ее благосостоянии архиепископу Анастасию (Грибановскому).

Почти во все страны мира Владыка разослал архиереев, рукоположив их в Белграде, разыскав для этого достойных архимандритов и лучших представителей нового поколения, получивших образование уже в эмиграции. Никто лучше Владыки Антония не мог послужить русскому народу, оказавшемуся в рассеянии. Он, обладающий огромным авторитетом среди иерархов Православного Востока и также среди инославных и объединивший большую часть русских епископов, оказавшихся за пределами России, служил не только одной Зарубежной Церкви, но и всему православному миру.

7 апреля 1925 г. скончался святитель Тихон, Патриарх Московский и всея Руси. Состоявшийся 25-27 июня 1926 г. в Сремских Карловцах Архиерейский Собор признал Местоблюстителем Патриаршего Престола Митрополита Крутицкого Петра. Одновременно Собор потребовал подчинения себе всего русского церковного зарубежья, что вызвало протест со стороны Митрополитов Евлогия и Платона. Это было началом церковных нестроений, что в скором времени привело Зарубежную Церковь к расколу. Владыка Антоний тяжело переживал церковные нестроения, с любовью и терпением стараясь вразумить тех, кто сеял раздор и несогласие в Церкви.

В 1927 г. заместитель местоблюстителя Патриаршего Престола Митрополит Сергий (Страгородский) издал от лица Русской Православной Церкви Декларацию, в которой выражал благодарность Советскому правительству за внимание к духовным нуждам православного народа. От заграничного духовенства Митрополит Сергий требовал дать письменное обязательство в лояльности Советскому правительству. Вскоре после публикации Декларации 9 сентября 1927 г. Архиерейский Собор РПЦЗ определил прекратить сношения с церковной властью в Москве ввиду ее порабощения безбожной советской властью.

Гонения на Церковь в России и зарубежная церковная смута надломили здоровье Митрополита Антония, в 1927 г. он заболел. Болезнь развивалась на нервной почве и сначала выражалась в постепенном ослаблении ног, перешедшем затем в неспособность владеть ногами, в то же время постепенно происходило и ослабление всего организма, вообще отличавшегося большой крепостью.

Владыка Митрополит старался не замечать своей болезни, долгое время совершал службы, сначала поддерживаемый, а затем переносимый на руках. Когда служить стало невозможно, Владыка продолжал неопустительно участвовать в богослужениях, принимая почти каждый воскресный и праздничный день Св. Тайны и произнося поучения.

В марте 1931 г. решением Архиерейского Синода Митрополиту Антонию был присвоен титул "Блаженнейшего". В мае 1931 г. это решение утверждено Архиерейским Собором РПЦЗ. В 1935 г. был торжественно отмечен полувековой юбилей пастырского служения Митрополита Антония. Владыка не возражал против устройства празднования, так как понимал, что этим подводится итог его земной жизни. Главу РПЦЗ приехали почтить представители всех Восточных Православных Церквей.

Силы Владыки Антония ослабевали. Он стал чаще говорить о своей приближающейся кончине, и почти непрестанно из его глаз текли слезы умиления. Хотя Владыка Антоний не был еще очень стар, ему было 73 года, но слишком большой крест нравственных страданий он нес. Его одолевала безграничная скорбь за русский народ и Русскую Православную Церковь, страдания которых он переживал со всей силой состраждущей к ним любви. Ум и дух Владыки оставались светлыми до последних часов его жизни. Скончался Владыка Антоний 28 июля/10 августа 1936 г. в окружении близких ему людей: Митрополита Анастасия, архиепископа Гермогена и верного келейника архимандрита Феодосия. Погребен на новом кладбище Белграда в склепе Иверской часовни.

После кончины Митрополита Антония в России было арестовано и сослано в лагеря большое число священников, вина которых состояла в желании отслужить панихиду по новопреставленному Владыке Антонию. Так, в Москве было арестовано свыше 80-ти священников, в Петрограде - 110, в Киеве - 95. Предстателем за миллионы умученных, за страждущую Русскую Церковь - таким остался навсегда перед Богом и людьми и ныне меж нами духовно сущий святитель Антоний.

Богословско-научная и литературная деятельность Блаженнейшего Владыки Митрополита была весьма обширна (более 100 работ). Им были написаны многочисленные исследования по богословию и отдельные исследования по различным богословским проблемам, а также ряд статей философского и критического содержания. В этой деятельности Владыка проводил одну и ту же идею, которой служил сам в своей личной жизни, - идею сострадательной любви к людям. Значение его богословских идей весьма велико и свой истинный плод принесет только в будущем.

Список литературы

1. Архиепископ Никон (Рклицкий). Митрополит Антоний (Храповицкий) и его время. 1863-1936. Н. Новгород, 2003 г. Книга 1, сс. 26, 27, 31, 44, 146, 167-169, 231-233, 337-338, 378, 383.

2. Митрополит Антоний (Храповицкий). Жизнеописание. Письма к разным лицам 1919-1939 г. С-Петербург, 2006 г., сс. 7-10, 13-15, 19, 25-29, 31-35, 46, 50-51, 81, 88-91.

3. Сборник избранных сочинений Блаженнейшего Антония, Митрополита Киевского и Галицкого. Монреаль, 1986 г. сс. 5-9, 40, 43.

4. Архиепископ Никон (Рклицкий). Жизнеописание Блаженнейшего Антония, Митрополита Киевского и Галицкого. т. 10, Нью-Йорк, 1963 г., сс. 104-106, 237.

Метки: рпцз, митрополит антоний, иоанновский монастырь, игумения александра, конференции

Печать E-mail

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.

Интернет СОБОР
При использовании материалов сайта активная ссылка на http://internetsobor.org обязательна
© 2012 http://internetsobor.org Все права защищены

Find us on Google+

RizVN Login
Powered by Warp Theme Framework