Интернет Собор / Internet Sobor 
truth and dignity 
АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

Митрополит Агафангел: Размышления о Евхаристическом каноне

Исправленный и дополненный вариант.


 

Божественная Литургия (греч. λειτουργία – общее дело) есть действенное воплощение любви Божией, заключающееся в единении Бога и Его земной Церкви, осуществлённое посредством Жертвы, принесённой Сыном Божиим за род человеческий, во оставление грехов. Мы приносим безкровную жертву Богу Отцу – духовную (нашу веру, молитвы, покаяние и воздержание) и материальную (различные пожертвования – в том числе хлеб и вино), и в главный момент Литургии наша скромная человеческая жертва принимается Отцом и Благодатью Святаго Духа прелагается (пресуществляется) в Жертву, принесённую Его Сыном – Богочеловеком, Господом нашим Иисусом Христом, Который по любви Своей к роду человеческому возжелал стать последней кровавой Жертвой за нас, принявшей на Себя наши грехи. Приносимые нами со смирением и верой хлеб и вино становятся Телом и Кровью Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа – тем Телом и Кровью, которые были прибиты ко Кресту на Голгофе при Понтийском Пилате. Мы, грешные, со страхом Божиим и верою причащаясь этой Искупительной Жертвы, соделавшись общниками (причастниками) Плоти Богочеловека Иисуса Христа, соединившись со Христом, очищаемся Им от своих грехов, в результате чего нам открывается путь в Небесное Царство.

Божественная Литургия – служение Небесного Царства, осуществляемое на земле. Она начинается возгласом: "Благословенно Царство, Отца и Сына и Святаго Духа" – что составляет её главное содержание.

Действом, основанием и сутью православной Божественной Литургии является воспоминание о Тайной вечере, бывшей в Сионской горнице, на которой Спаситель со Своими учениками праздновали ветхозаветную иудейскую пасху, и за которой Господь установил таинство Своих Тела и Крови – величайшее из всех таинств Церкви, повелев Своим ученикам всегда совершать это таинство в Его воспоминание. Центральной, главной молитвой Литургии стала молитва Христа, которая в Евангелие упомянута одним словом – "благодарение" ("благословение") – Господь произнёс молитву над хлебом и вином, которой возблагодарил Отца, и по этой молитве они стали Его Телом и Кровью (см. Мф 26.26-27; Мк 14.22-23; Лк 22.19-20; 1Кор 11.24-25). Это место настолько важно, что благодаря именно ему вся Литургия именуется Евхаристией (греч. eυχαριστία - благодарение).

Чинопоследование Божественной Литургии формировалось на протяжении веков – от простого изначального последования ветхозаветной пасхальной трапезы, до шедевра высочайшей гармонии богословской, гимнотворческой, архитектурной, живописной, хоровой, ювелирной и прочей церковной культуры, который мы имеем сегодня.

В этой заметке я попытаюсь рассмотреть, исходя, прежде всего, из своего личного понимания Божественной Литургии, что сегодня осталось в Богослужении от событий, бывших на прощальной трапезе Учителя со Своими учениками, происходивших в Сионской горнице перед страданиями, распятием, смертью и Воскресением Спасителя.

Тайная вечеря в Священном Писании

От Матфея.

20 Когда же настал вечер, Он возлёг с двенадцатью учениками; 21 и когда они ели, сказал: истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня. 22 Они весьма опечалились, и начали говорить Ему, каждый из них: не я ли, Господи? 23 Он же сказал в ответ: опустивший со Мною руку в блюдо, этот предаст Меня; 26 И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое. 27 И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нея все, 28 ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов. 29 Сказываю же вам, что отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в Царстве Отца Моего. 30 И, воспев, пошли на гору Елеонскую. (Мф 26.20-23,26-30).

От Марка.

15 И он покажет вам горницу большую, устланную, готовую: там приготовьте нам. 16 И пошли ученики Его, и пришли в город, и нашли, как сказал им; и приготовили пасху. 17 Когда настал вечер, Он приходит с двенадцатью. 18 И, когда они возлежали и ели, Иисус сказал: истинно говорю вам, один из вас, ядущий со Мною, предаст Меня. 22 И когда они ели, Иисус, взяв хлеб, благословил, преломил, дал им и сказал: приимите, ядите; сие есть Тело Мое. 23 И, взяв чашу, благодарив, подал им: и пили из неё все. 24 И сказал им: сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая. 25 Истинно говорю вам: Я уже не буду пить от плода виноградного до того дня, когда буду пить новое вино в Царствии Божием. 26 И, воспев, пошли на гору Елеонскую (Мк 14.15-18, 22-26).

От Луки.

12 И он покажет вам горницу большую устланную; там приготовьте. 13 Они пошли, и нашли, как сказал им, и приготовили пасху. 14 И когда настал час, Он возлёг, и двенадцать Апостолов с Ним, 15 и сказал им: очень желал Я есть с вами сию пасху прежде Моего страдания, 16 ибо сказываю вам, что уже не буду есть её, пока она не совершится в Царствии Божием. 17 И, взяв чашу и благодарив, сказал: приимите её и разделите между собою, 18 ибо сказываю вам, что не буду пить от плода виноградного, доколе не придёт Царствие Божие. 19 И, взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание. 20 Также и чашу после вечери, говоря: сия чаша [есть] Новый Завет в Моей крови, которая за вас проливается. 21 И вот, рука предающего Меня со Мною за столом (Лк 22.12-21).

От Иоанна.

2 И во время вечери, когда диавол уже вложил в сердце Иуде Симонову Искариоту предать Его, 3 Иисус, зная, что Отец все отдал в руки Его, и что Он от Бога исшел и к Богу отходит, 4 встал с вечери, снял [с Себя верхнюю] одежду и, взяв полотенце, препоясался. 5 Потом влил воды в умывальницу и начал умывать ноги ученикам и отирать полотенцем, которым был препоясан. 12 Когда же умыл им ноги и надел одежду Свою, то, возлегши опять, сказал им: знаете ли, что Я сделал вам? 13 Вы называете Меня Учителем и Господом, и правильно говорите, ибо Я точно то. 14 Итак, если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу. 15 Ибо Я дал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам (Ин 13.2-5,12-15).

Апостол Павел.

23 Ибо я от [Самого] Господа принял то, что и вам передал, что Господь Иисус в ту ночь, в которую предан был, взял хлеб 24 и, возблагодарив, преломил и сказал: приимите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое; сие творите в Мое воспоминание. 25 Также и чашу после вечери, и сказал: сия чаша есть новый завет в Моей Крови; сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание. 26 Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьёте чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придёт. 27 Посему, кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней (1Кор 11.23-27).

Тайная вечеря и Евхаристический канон

Пасхальная трапеза в Ветхом Завете

Для начала опишем порядок, по которому совершается вечерняя трапеза иудеев в наши дни на еврейскую пасху (песах) – современная традиция, конечно, в чём-то отличается от той, которую совершали Господь и Его ученики в Сионской горнице, но эти отличия сейчас трудно установить. Основное же отличие в том, что со времени разрушения Иерусалимского храма и по сей день у иудеев не приносится пасхальная жертва и, соответственно, не читаются молитвы, связанные с жертвой, вместо этого за трапезой положено прочесть устав пасхального жертвоприношения. У иудеев главный вечерний ритуал на песах (именуемый "седер") совершается в следующем порядке: 1) молитвы над чашей с вином, пьют первую чашу ("чаша завета" или "чаша рабства", в воспоминание рабства в Египте); 2) первое омовение рук; 3) вкушение овощей и первое их обмакивание в солёную воду (солило); 4) первое благословение и преломление хлеба (пресного, приготовленного без дрожжей); 5) чтение и беседа об исходе из египетского рабства, пьют вторую чашу вина ("чаша избавления"); 6) второе омовение рук; 7) второе благословение хлеба; 8) благословение на вкушение хлеба; 9) вкушение горьких трав, второе обмакивание в солёную воду; 10) вкушение хлеба с горькими травами; 11) собственно, праздничная трапеза, на которой в наши дни присутствует испечённое мясо в память о пасхальном агнце (мясо на бараньей или куриной косточке, которое не едят); 12) последнее, третье, благословение и вкушение хлеба; 13) благословение после еды, благословляют и пьют третью чашу вина ("чаша благословения"); 14) пение хвалебных псалмов, пьют последнюю, четвёртую чашу вина, в память хождения по пустыне ("чаша страданий"); 15) иногда пьют пятую чашу вина в честь Пророка Илии, который должен прийти ("чаша входа" в землю обетованную – с молитвой "излей гнев на народы, не признающие Тебя"), завершение седера.

Следует здесь заметить, что Господь после основной части трапезы (за которой едят жертвенного агнца), благословил в Сионской горнице "хлеб преломления" (причём, дрожжевой хлеб, а не опреснок или мацу [1]) и преложил его в Своё Тело, и третью чашу вина претворил в Свою Кровь (хлеб иудейская традиция предписывает благословлять прежде вина). Эта третья чаша именуется "чашей благословения" как у иудеев до сегодняшнего дня, так и у христиан, как пишет Апостол Павел: "Чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Христовой? Хлеб, который преломляем, не есть ли приобщение Тела Христова?" (1Кор 10.16). Как указывают некоторые исследователи, Господь не стал в тот вечер пить четвёртую чашу (и не пили её Его ученики), которая у иудеев именовалась "чашей страданий" или "чашей спасения через страдания", но воспев хвалебные псалмы, вышел из Сионской горницы и пошёл с учениками за пределы Иерусалима в Гефсиманский сад (см. Мк 14.26), где Он просил Отца, чтобы миновала Его сия чаша страданий: "Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия" (Мф 26.39). Об этой же чаше страданий Господь говорил Апостолам: "Можете ли пить чашу, которую Я буду пить?" (Мф 20.22), и о ней идёт речь в псалме: "Чашу спасения прииму и имя Господне призову" (Пс 115.4). Господь и Его ученики испили эту чашу, претерпев реальные страдания и смерть.

Я здесь упоминаю последование иудейской трапезы потому, что в первые времена христианства Апостолы и их ученики совершали Евхаристию (Преломление хлеба) в близкой последовательности этой трапезы, включая в неё те отличия, которые привнёс Спаситель в Сионской горнице (например, особое благословение и преломление хлеба, по которому Его узнали ученики в Эммаусе). Главным отличием новозаветной вечерней трапезы было то, что эта трапеза была посвящена не избавлению евреев из египетского рабства, а жизни, учению и искуплению наших грехов Спасителем, избавившего нас от рабства греху и смерти. Иначе были бы излишни Его слова: "Сие творите в Моё воспоминание" (см. Лк 22.19; 1Кор 11.25), поскольку ветхозаветный пасхальный ужин – седер, ежегодно совершается иудеями неукоснительно. Сам по себе этот пасхальный ужин в Сионской горнице был прощанием Христа с учениками, за которым последовало предательство, разлучение и жертвенная смерть Спасителя, и Он Сам на это указывал за этой трапезой. Эта прощальная трапеза была посвящена Новому Завету Господа с обновлённым Своим народом: "Заповедь новую даю вам" (Ин 13.34).

Первая, по Воскресении Господа, Евхаристия

Чудесное насыщение народа хлебами и рыбами, описанное в Евангелие, есть пророчество о Божественной Литургии (см. Мф 14.16-21; Мф 15.32-38; Мк 6.36-44; Мк 8.1-9; Лк 9.13-17; Ин 6.9-13). Хлеб и рыба – вместе, рядом, символизируют Тело (хлеб) Иисуса Христа (рыба). "Когда же настал вечер (…) велел народу возлечь на траву и, взяв пять хлебов и две рыбы, воззрел на небо, благословил и, преломив, дал хлебы ученикам, а ученики народу" (Мф 14.15,19). "Говорит им Иисус: сколько у вас хлебов? Они же сказали: семь, и немного рыбок. Тогда велел народу возлечь на землю. И, взяв семь хлебов и рыбы, воздал благодарение, преломил и дал ученикам Своим, а ученики народу (Мф 15.34-35) – оба раза чудо было совершено за вечерней трапезой. За подобными трапезами также пьют воду и вино, но они не упоминается, очевидно потому, что относится не к пище, а к питию.

В Эммаусе также речь идёт о вечерней трапезе: "Но они удерживали Его, говоря: останься с нами, потому что день уже склонился к вечеру. И Он вошёл и остался с ними. И когда Он возлежал с ними, то, взяв хлеб, благословил, преломил и подал им. Тогда открылись у них глаза, и они узнали Его. Но Он стал невидим для них. И они сказали друг другу: не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам на дороге и когда изъяснял нам Писание? И, встав в тот же час, возвратились в Иерусалим и нашли вместе одиннадцать Апостолов и бывших с ними, которые говорили, что Господь истинно воскрес и явился Симону. И они рассказывали о происшедшем на пути, и как Он был узнан ими в преломлении хлеба" (Лк 24.29-35). Возможно, в Эммаусе Господь после обязательной молитвы благодарения Отцу, преломив хлеб произнёс сакральную фразу: "Приимите, ядите, сие есть Тело Мое, еже за вы ломимое во оставление грехов", после чего был узнан и стал невидим. Понятно, почему это могло произвести такое огромное впечатление на путников – Луку и Клеопу, что они забыли, куда и зачем им надо было идти, передумали ночевать в гостинице и тут же ночью поспешили обратно в Иерусалим, чтобы рассказать Апостолам, что они видели Спасителя, Который ими узнан был в Преломлении хлеба. То есть, в Эммаусе Воскресший Спаситель за вечерней трапезой повторил то, что было Им совершено на Тайной вечере. Таким образом Самим Господом была совершена первая, по Его Воскресении, Евхаристия.

Чудо в Кане Галилейской также можно связать с евхаристической трапезой – Христос превратил воду в вино, а затем, позже, в Сионской горнице, вино – в Свою Кровь. Чудо превращения – преложения.

Зарождение православного богослужения

Апостолы, будучи учениками Спасителя, всегда прислушивались и Его словам и старались в точности исполнять все Его указания. Поэтому, естественно, после Вознесения Христа ими исполнялось всё, что Он заповедовал. Важнейшим было Его указание вспоминать прощальную трапезу с Ним в Сионской горнице и благословление за этой трапезой хлеба и вина как Жертвы Христовой во оставление наших грехов. Понятно, в этом апостольском воспоминании не было того, что делалось только раз в году на еврейскую пасху и о чём написано в Евангелие: "И пошли ученики Его (…) и приготовили пасху" (Мк 14.16). Приготовить ветхозаветную пасху – это купить ягнёнка, отнести в храм, где его режут и потрошат с участием священника, затем поджарить на огне целиком на деревянном вертеле, не ломая кости (поэтому в Евангелие подчёркивается то, что, уподобляясь пасхальному жертвенному ягнёнку, кости умершего Христа остались целы). Да и вообще иудеи, начиная с разрушения иерусалимского храма в 70-м году, и по сей день, не приносят в жертву пасхального ягнёнка из-за того, что резать его предписано Законом только в храме, который у иудеев может быть только один и которого у них сейчас нет. [2]

Евангелисты не останавливаются подробно на совершаемых в Сионской горнице сакральных действиях, Евангелист Иоанн подробно описывает слова и наставления Спасителя, сказанные Им на этой последней прощальной вечере, но не упоминает совсем о действиях, совершаемых Спасителем и Апостолами (кроме умовения ног в начале трапезы), возможно потому, что эти действия были хорошо известны для современников, и не нуждались в подробном изложении. Другие евангелисты о совершаемых действиях упоминают вскользь. По правилам седера, полагается выпить четыре чаши вина (две до трапезы с пасхальным ягнёнком, и две после), причём, как я уже писал, именно третью чашу, после вкушения жертвенного агнца, Господь соделал Своей Кровью. В Евангелие от Луки упоминается также первая выпитая "чаша завета" и дальше по тексту говорится о третьей "чаше благословения": "И, взяв чашу [первую – прим. +МА] и благодарив, сказал: приимите её и разделите между собою, ибо сказываю вам, что не буду пить от плода виноградного, доколе не придёт Царствие Божие. И, взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть тело Моё, которое за вас предаётся; сие творите в Моё воспоминание. Также и чашу после вечери [т.е., третью, после вкушения жертвенного ягнёнка – прим. +МА], говоря: сия чаша есть Новый Завет в Моей крови, которая за вас проливается" (Лк 22.17-20).

Если исходить из описания трапезы синоптическими Евангелиями, то в конце главной трапезы, когда Апостолы заканчивали есть жертвенного ягнёнка, Господь взял со стола хлеб и приподняв его в руках, произнёс благодарение Своему Отцу, тут же преломил этот хлеб и, раздавая его ученикам, сказал: "Приимите, ядите: сие есть Тело Мое" (Мф 26.26). Затем взял чашу и приподняв её над столом воздал молитвенное благодарение Отцу, затем подал Апостолам со словами: "Пейте из неё все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов" (Мф 26.27-28). Это, очевидно неожиданное для учеников действие Спасителя, стало главным в Тайной вечере. После этого Господь оставил не только Апостолам, но и всем христианам, Свою Заповедь: "Сие творите в Мое воспоминание" (Лк 22.19; 1Кор 11.24).

Следует заметить, что Законом Моисеевым запрещено употреблять в пищу кровь. Очевидно, подавая Апостолом Свою Кровь, Господь также и этим поступком заключал с ними "Новый Завет в Моей крови": "Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино" (Ин 17.21) – в крови содержится плоть души (см. Лев 17.11,14).

Также в заключённом Завете в Крови Спасителя прослеживается аналогия с событиями еврейской пасхи, когда кровью жертвенных ягнят были помазаны дверные косяки в домах евреев, и Ангел-губитель прошёл мимо этих домов и не погубил еврейский народ (Пасха, от еврейского слова "песах" – и означает, что смерть проходит мимо). Также Кровь Христова и сегодня является признаком, благодаря которому смерть не коснётся тех, кто Ею с благоговением и страхом Божиим причастился.

Возможно, Апостолы тогда не осознали всей глубины случившегося в этот момент, тем более, что это было совершено посреди продолжительных последних наставлений Спасителем Своим ученикам, описанных Евангелистом Иоанном (см. Иоанн с 13 по 17 главы), тем более, что Крестная Жертва ещё принесена не была и только приступала страстная ночь, о которой сказал Сам Господь: "Все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь" (Мф 26.31). После Воскресения Христова и Сошествия Святаго Духа, когда Апостолы начали еженедельно повторять и вспоминать последнюю трапезу с Ним, ради воспоминания о Нём, пришло, очевидно, осознание грандиозности и значимости совершённого Господом на Тайной вечере – что эти Чаша с Вином и Хлеб есть Им принесённая за нас подлинная Жертва, заменившая ветхозаветного пасхального ягнёнка, отменённого Спасителем (а также фактом разрушения Иерусалимского храма), заповедовавшим приносить только Свою Жертву во спасение и оставление грехов.

Последующее Воскресение Иисуса Христа и сошествие Святаго Духа "переменило печаль учеников на радость", что в итоге у христиан выразилось в перенесении главного дня недели с субботы на воскресение. Таким образом, основным и принципиальным отличием апостольского Преломления хлеба от иудейского седера было то, что вместо жертвенного пасхального ягнёнка в новозаветном Преломлении хлеба, Жертвой, очищающей наши грехи, является Сам Божественный Спаситель – Господь наш Иисус Христос, и эта пасхальная вечеря стала совершаться не раз в год, а каждую седмицу (позже – ежедневно), в день, когда Воскрес Христос – День Господень, наступивший после субботы, или день Воскресный.

Ради установления на этой трапезе Таинств Тела и Крови Спасителя, эту конкретную вечерю в Сионской горнице стали именовать "Тайной вечерей" – то есть, вечерей, за которой было установлено величайшее из Таинств.

Господь отнял у иудеев храм, а вместе с ним и жертвы, очищающие их грехи, чтобы Самому стать очистительной Жертвой за грехи не только иудеев, но и всего мира.

Начало формирования чинопоследования Евхаристического канона

Спаситель был узнан в Эммаусе, будучи для Его учеников Луки и Клеопы внешне другим человеком, по тому, как Он преломил хлеб. О Преломлении хлеба – священнодействии, совершаемом первыми христианами, упоминается в Новом Завете по Воскресении Христа: "И они постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах" (Деян 2.42); "В первый же день недели, когда ученики собрались для преломления хлеба" (Деян 20.7). Причём, делалось это Преломление хлеба не в одном помещении, а в одно время в разных, "по домам" (см. Деян 2.46).

* * *

Как уже было сказано, во времена земной жизни Христа, жертвоприношение можно было приносить только в Иерусалимском храме – это было единственное место, где приносились жертвы. Господь наш Иисус Христос на Тайной вечере, после вкушения жертвенного ягнёнка, закланного в храме, претворил хлеб и вино в Свои Тело и Кровь и, таким образом, совершил жертвоприношение вне стен Иерусалимского храма. Также Господь дал пример ученикам совершив евхаристию в Эммаусе. С тех пор Жертва Христова приносилась сначала в домах христиан, а со временем стала совершаться в православных храмах, в которых оборудуется Алтарь как воспоминание о Сионской горнице.

Таким образом, Тайная вечеря в Сионской горнице, за которой вкушалась жертва, принесённая в Иерусалимском храме, также стала первым богослужением, за которым вне стен Иерусалимского храма приносится безкровная Жертва Христова.

* * *

Сейчас невозможно восстановить в точности все детали первых апостольских "воспоминаний", но, наверное, там был общий порядок, отличающийся в деталях и без каких-либо единых установленных молитв благодарения и благословения. Весьма напоминает евхаристическую молитву по смыслу и содержанию фрагмент из послания Апостола Павла к Колосянам: "Благодаря (выделено мною +М.А.) Бога и Отца, призвавшего нас к участию в наследии святых во свете, избавившего нас от власти тьмы и введшего в Царство возлюбленного Сына Своего, в Котором мы имеем искупление Кровию Его и прощение грехов, Который есть образ Бога невидимого, рождённый прежде всякой твари; ибо Им создано всё, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, – всё Им и для Него создано; и Он есть прежде всего, и всё Им стои́т. И Он есть глава тела Церкви; Он – начаток, первенец из мёртвых, дабы иметь Ему во всём первенство, ибо благоугодно было Отцу, чтобы в Нём обитала всякая полнота, и чтобы посредством Его примирить с Собою всё, умиротворив через Него, Кровию креста Его, и земное и небесное" (Кол 1.12-19). Вполне возможно, как я предполагаю, это и есть одна из первых молитв благодарения, или фрагмент её.

Апостолы могли творить молитву благодарения с некоторыми различиями – и сейчас все дошедшие до нас молитвы анафор отличаются друг от друга. Тем более что духовный подъём, бывший после сошествия Святаго Духа, делал излишним заготовленные тексты. Другие воспоминания за вечерней трапезой накануне воскресного дня включали в себя устные произвольные рассказы о словах и чудесах Спасителя, пелись псалмы. Произносились на этих собраниях пророчества, имело место "говорение на языках", совершались исцеления. Но, самым главным, сердцем этих воспоминаний были Чаша благословения и Хлеб преломления (см. 1Кор 10.16).

Символика в воспоминаниях первых христиан

Известно, что на субботние вечерние трапезы, кроме других продуктов, обязательно приносили рыбу и хлеба, а также, конечно, воду и вино. В пользу этого говорят, например, росписи в римских катакомбах II века. Случаев, что Господь вкушал рыбу, описано немало, включая даже случаи по Воскресении: "Иисус приходит, берет хлеб и даёт им, также и рыбу" (Ин 21.13); "Они подали Ему часть печёной рыбы и сотового мёда" (Лк 24.42). Рыба занимала значительное место и в жизни первых христиан. Например, в Катакомбе Присциллы изображена трапеза, за которой шесть человек возлежат за полукруглым столом. Во главе стола мужчина с бородой преломляет хлеб. Недалеко стоит чаша, а также две тарелки с двумя рыбами и пятью хлебами, а по обоим конца стола коробы, наполненные хлебами. Изображениями рыб и хлебов, как символами Христа, украшались во многих случаях как катакомбы, в которых молились первые христиане, так и позднее храмы в Византии.

Господь перед самой трапезой омыл ученикам ноги и отёр их полотенцем-лентием (что обычно в таких случаях делали рабы или слуги). Можно предположить, что Спаситель преломлял хлеб имея на Себе подобное лентие? Тем более, по еврейской традиции во время трапезы полагалось трижды умывать руки (и, соответственно, вытирать полотенцем), что подтверждают слова Петра: "Господи! не только ноги мои, но и руки и голову" (Ин 13.9), то есть, что положено было умывать в дальнейшем, по ходу трапезы. Возможно допустить, что Господь совершал трапезу в Сионской горнице имея на Себе полотенце: "Я посреди вас, как служащий" (Лк 22.27). (Аналогично, кстати, может быть и значение ораря у диаконов – первоначально длинное полотенце у прислуживавших во время трапезы, препоясанное через плечо). В любом случае, как ветхозаветная вечерняя трапеза, так и новозаветное Преломление хлеба без полотенец не обходились (но и само длинное полотенце-рушник осталось на Литургии по сей день – им отирает руки епископ на архиерейской службе, а прислужник одевает его на шею и стоит с кувшином и миской для омовения рук – возможно, что Спаситель не только ноги омыл своим ученикам в тот вечер, но и трижды руки, как это полагается делать на ветхозаветной трапезе?). Также, возможно, старший (или старшие?) в собрании христиан перед Преломлением хлеба мыл ноги всем прочим, как заповедовал Спаситель (см. Ин 13.14-15) и как это сохранилось в архиерейской службе Великого четверга.

В этом свете становится понятным строгое требование Церкви совершать как Евхаристию, так и все другие Таинства обязательно в епитрахили (образе полотенца-лентия, которое было на Христе) – возможно, Апостолы запомнили именно таким своего Учителя, возглавлявшего Божественную трапезу в Сионской горнице и лентие, таким образом, стало первым христианским богослужебным облачением? Епископы и пресвитеры в подражание Христу на время богослужения стали одевать фелонь – образ нешвенного Хитона (нижняя одежда у евреев), в который был одет Господь на вечере "встал с вечери, снял с Себя верхнюю одежду и, взяв полотенце, препоясался" (Ин 13.4). Священнослужители не стригут волос – тоже в подражание Спасителю. Евхаристический хлеб режется специальным ножом – Копием, которое есть образ копья римского сотника, пронзившего Тело Спасителя. Возможно, в помещении, где совершалось Преломление хлеба Иерусалимской общиной, хранились те или иные святыни, связанные со Спасителем – известно, что одно время у них хранилась (и, возможно, соответствующим образом использовалась) Чаша, из которой причастились Апостолы на Тайной вечери, Хитон Христов, Риза Господня, Терновый венец, Плащаница, Убрус с отпечатанным Ликом Спасителя, Копьё, которым воин пронзил Тело Христово, и, вероятно, многие иные предметы, почитающиеся как святыни. Несколько позже, в Риме и других городах Империи, в Его воспоминание украшали стены "горницы" аллегорическими изображениями (ввиду бывших тогда гонений) – Христа в виде жертвенного агнца, в виде Доброго пастыря, изображения креста в виде различных монограмм, Божией Матери, а также рыб и хлебов, или даже изображениями самой вечери. По сей день у православных в некоторых храмах существует традиция устилать весь алтарь коврами, по аналогии с "усланной горницей" (см. Лк 22.12). На Преломлении хлеба, в соответствие с существующей общей традиции, пелись предначинательные и заключительные псалмы (которые и сегодня поются в начале и конце каждой Литургии). Престол в Евхаристическом каноне являет собою Трапезу (ранее наиболее употребляемое название Престола) – стол, вокруг которого собрались Господь и Его ученики, а Предстоятель являет образ Самого Спасителя. [3]

Молитвы в Евхаристическом каноне

В Евхаристическом каноне опущены предшествующие последования еврейской праздничной трапезы и остаётся только её завершение – когда Спаситель, по окончании трапезы возблагодарил Бога Отца и благословил последний из приготовленных для трапезы хлебов и третью чашу вина – "чашу благословения". Сегодня это благословение на Божественной Литургии предваряется призывами достойно совершить славословие Богу – перед самим благодарением мы сначала исповедуем свою веру пением Символа веры, за которым следуют призывы: "Станем добре, станем со страхом, вонмем, святое возношение в мире приносити"; "Милость мира, жертву хваления"; "Горе имеим сердца"; "Благодарим Господа" – и, после этого, начинается Евхаристический канон, все молитвы которого следует творить в своём сердце с особым вниманием и благоговением.

* * *

Остановимся кратко на Евхаристических молитвах, которые, как уже было указано, есть единая молитва благодарения, упоминаемая в Священном Писании. Вся Литургия в целом есть благодарение Богу, как и само слово "евхаристия", как уже указывалось, переводится с греческого как "благодарение". Без предварительного благодарения в ветхозаветные времена, как и во времена первых христиан, нельзя было произнести ни имени Божьего, ни совершать именем Его Таинства. Благодарение – главное в нашем отношении с Богом, его не могут воздать ни падшие ангелы, ни язычники, ни еретики. В православии этот принцип остался в Божественной Литургии. Не зря и вера наша даже именуется православной – право славящей, правильно благодарящей. В Евангелие, где описано установление Христом Таинства Тела и Крови, неизменно упоминается о предварительном благодарении Им Бога Отца: "И, взяв чашу и благодарив, подал им" (Мф 26.27; Мк 14.23); "И, взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им" (Лк 22.19); "Взял хлеб и, возблагодарив, преломил и сказал" (1Кор 21.23-24). Очевидно, что благодарение произносилось вслух и не было тайным. Благодарение – это особые молитвы, которыми воздаётся славословие Богу Отцу и всей Святой Троице. На Литургии Иоанна Златоуста – это пение хора "Достойно и праведно есть …", "Свят, Свят, Свят Господь Саваоф …" и "Тебе поем …", а также тайные молитвы священника "Еще приносим Ти словесную сию и безкровную службу...", "Достойно и праведно Тя пети …" и "С сими и мы блаженными силами …". По мнению новомученика профессора Ивана Алексеевича Карабинова (1878–1937), который ссылается также на других учёных, есть основания предполагать, что отцы первых веков считали именно благодарение теми молитвами, по произнесении которых хлеб и вино становились Плотью и Кровью Спасителя. Сразу после славословной молитвы в первые века христианства причащались Тела и Крови Христовых священнослужители и миряне, поскольку верили, что если жертва принята Богом, то возниспосланная благодать Святаго Духа прелагала предложенные дары. [4] Такая древняя традиция более близка к ветхозаветной вечери и соответствует тому, что Господь произнёс благодарение над хлебом и чашей с вином, при этом приподняв сначала хлеб ("Иисус взял хлеб и, благословив" /Мф 26.26/), а потом приподняв чашу над столом перед поданием Своих Тела и Крови ученикам ("И, взяв чашу и благодарив" /Мф 26.27/) – то есть, во время молитвы благодарения и преложения Даров хлеб и чаша не стояли на столе, а были в руках у Спасителя. Если Господь приподнимал хлеб и вино над столом во время благодарения Отца, то Он, естественно, не мог благословлять их одновременно руками или рукой. Дальнейшие слова Спасителя: "Приимите, ядите…" и "Пийте от нея вси…" предполагают, что после вознесённых Спасителем молитв, Святые Дары уже преложены, то есть, во время произнесения этих слов – уже не хлеб и вино, а Тело и Кровь. [5]

Это восходит к тому, что приносимая жертва может быть или принята, или отвергнута Богом (как жертва Каина и Авеля). Принятая жертва освящается самим приятием, и, вслед за принятой жертвой, ещё с ветхозаветных времён, ожидалось то или иное благодеяние от Бога. Например, в Ветхом Завете хотящий принести жертву за грех, передаёт животное священнику, "и сожжёт сие священник на жертвеннике в жертву Господу; и так очистит его священник от греха, которым он согрешил, и прощено будет ему" (Лев 4.35).

В молитве на благословение кадила, в ответ на приносимую нами жертву – благоухание от сжигаемого на углях ладана, как образа наших молитв, мы просим получить благодать Святаго Духа: "Кадило Тебе приносим, Христе Боже наш, в воню благоухания духовнаго, еже прием в пренебесный Твой жертвенник, возниспосли́ нам благодать Пресвятаго Твоего Духа". [6]

По некоторым сведениям, в первые времена священником не произносились во всеуслышание слова Христа: "Приимите, ядите, сие есть Тело Мое…" и "Сия есть кровь Моя …" – их даже нет в текстах самых древних анафор, очевидно потому, что эти слова были произнесены Спасителем на Тайной вечере после преложения Даров. Возможно, что эти слова анафоры являются позднейшим прибавлением, поскольку встречаются только со времён Иустина Мученика (II век) – в первых анафорах, как указывалось выше, после славословия и молитв за Церковь, сразу следует причастие. Возможно, повторялся только главный смысл славословия (благодарения) Христа над хлебом и вином и, после этого, молились за Церковь и причащались. [7]

Вероятнее всего, благодарение произносилось в произвольной форме при сохранении главного смысла, поскольку у первых христиан не было фиксированных чинопоследований и они руководились особо присутствующей среди них благодатью. Об этом также свидетельствует целый ряд сохранившихся чинов Литургий, которые хоть и не служатся сейчас, но когда-то входили в практику христианских общин (Например, Литургия апостола Иакова, Литургия апостола Марка, Литургия Григория Богослова, Галликанская Литургия, Медиоланская Литургия, Мозарабская Литургия и многие другие сохранившиеся полностью или фрагментарно литургии и последования Анафоры). [8]

Евхаристический канон в соборном богослужении возглавляет (произносит возгласы и все иные действия) только один священник, прообразуя собой Господа Иисуса Христа во главе трапезы в Сионской горнице. В этот исключительный момент Божественной Литургии, в Евхаристической молитве (в отличие от других мест Литургии), нет равноправных сослужащих – как нет их даже в современных чиновниках и служебниках (в которых отсутствуют сослужащие и все службы совершает только один священник и один диакон). В древности возглавляющий Божественную Трапезу священник, представляя собой Спасителя на Тайной вечере, подавал Св. Причастие даже архиереям, присутствующим в Алтаре, но не служащим.

Дальнейшее развитие

В иудейском календаре, как и в православном богослужебном календаре, сутки заканчивается с заходом солнца. Все празднуемые после захода солнца церковные события, относятся уже к следующим суткам. Первые христиане вначале собирались в субботу вечером, после захода солнца, и праздновали, таким образом, Воскресение Христово (так же сейчас и в Православной Церкви – воскресная вечерня служится в субботу вечером). У первых христиан Евхаристия была соединена с вечерней трапезой, но, ввиду неизбежно случавшихся на общей трапезе излишеств и нарушений, как об этом пишет Ап. Павел (см. 1Кор 11.17-34), Евхаристический канон был изъят из вечерней трапезы, и стал служиться отдельно, в воскресный день после того, как отслужена утренняя служба и взошло солнце – Солнце Востока, прообразующее Второе Пришествие Господне (поэтому, Литургию иногда называют Обедней). Вечерняя трапеза (агапа), сама по себе, оставалась ещё долгое время, но без Евхаристии – у православных её отголоски сохранились в Чине о Панагии. И сегодня богослужебная Вечерня остаётся молитвенным воспоминанием, конечно, совсем уже удалённым, вечерних собраний первых христиан. Чин благословения после Литии на Вечерне пяти хлебов (аналогия пяти просфор на Литургии и пяти хлебов, которые Господь умножил, накормив народ), пшеницы, вина и елея есть также отголосок вкушения пищи на вечерней трапезе у первых христиан – священник, упомянув Евангельское благословение пяти хлебов и насыщение ими народа, не благословляя рукой, произносит молитву: "Сам благослови, хлебы сия, пшеницу, вино и елей (…) и вкушающия от них верныя освяти". В некоторых служебниках и толкованиях по сей день указывается, что эта пища предназначена для телесного укрепления присутствующих на богослужении, как это было на вечерних агапах первых христиан.

Также в богослужебной практике закреплена традиция Вечерню совершать утром наступившего дня – когда Вечерня соединяется с Литургией Преждеосвященных Даров (которая, по содержанию, не является Евхаристией, а есть, по сути, Вечерня с причащением ранее заготовленными Святыми Дарами) и, в некоторых случаях, Вечерня переносится на утро и соединяется с Литургией Василия Великого. Это соединение также указывает на единую службу, бывшую в древности. В данном случае, уже не Литургия отделяется от Вечерни и переносится на утро, а Вечерня выделяется из обычного ряда богослужений (не служится вечером), а служится утром и совмещается с Литургией. [9]

Господь и Апостолы возлежали на Тайной вечере, но это обычай, вероятно перенятый евреями у поработителей-римлян – признак свободных господ: "Ибо кто больше: возлежащий, или служащий? не возлежащий ли? А Я посреди вас, как служащий" (Лк 22.27). Изначально в Законе предписано есть ветхозаветную пасху стоя, одетыми, поспешно и, как бы, готовыми в дорогу (см. Исход 12.11). Но, как видим, обычаи претерпевают изменения. Сейчас православные совершают воспоминание о Тайной вечере стоя в храме.

Сегодня на Божественной Литургии также происходит Преломление хлеба – Тела Христова. Христос на Тайной вечере не резал хлеб ножом, а по существующему тогда обычаю преломлял его руками (возможно, надрезанного ножом). И сегодня этот Божественный хлеб – Тело Христово – священником преломляется руками (по заранее сделанным надрезам). Но это действие уже не входит в состав Евхаристического канона, а совершается сразу после его окончания.

* * *

Позже к Преломлению хлеба в Божественной Литургии прибавилась и закреплённая в чинопоследовании в виде символических действий, повествовательная линия – воспоминание Рождества Христова (Проскомидия – изъятие из просфоры Агнца, открытие завесы Царских врат в конце часов) – бывает во время чтения часов (присутствуя в храме во время чтения часов, мы, как-бы присутствуем при Рождестве Христовом), в которую вкраплена линия страстей – голгофских страданий (Проскомидия – прободение Копием Агнца, излитие Крови в Чашу), страданий и смерти (надрезы и прободение Агнца – воспоминание о принесении Жертвы, совершается, как в древности, на Жертвеннике – Проскомидия в древности совершалась непосредственно перед Великим входом, как это частично сохранилось в Архиерейском чине Литургии). В Литургии символически присутствует выход Спасителя на проповедь (Вход с Евангелием), погребение (Великий вход), обвивание Плащаницей, возлияние благоуханий на Камне помазания и положение во Гроб (положение Даров на Престол, знаменующий и Камень помазания и камень Гроба Господня, покрытие их воздухом и каждение), Воскресение (открытие Царских врат и причастие), Вознесение на Небо (перенесение Святых Даров с Престола на Жертвенник) – всё то, что во времена Апостолов за Преломлением хлеба вспоминалось устно, в произвольной форме.

В Русской традиции стараются повторить во внутренней архитектуре храма Иерусалимский храм Воскресения Словущего: Алтарь – Кувуклия с обязательной, рядом расположенной, Голгофой в виде Распятия с предстоящими (сейчас обычно Канун, где служатся панихиды). Кроме Кувуклии, Алтарь символизирует Сионскую горницу, а также Небесное Царство со стоящим посреди Престолом, на котором "Агнец как бы закланный" (Откр 5.6), а также восседает Царь Царствующих. Внутреннее устройство и роспись храма – подобие Святой Земли с особыми местами из жизни Спасителя – Рождества, Крещения, Преображения, Вознесения и другими, которые изображаются на стенах храма (таким образом, всякое посещение русского храма – это есть и образ паломничества в Святую Землю). В Византийской традиции храм прообразует Небесное Царство, которое приблизилось к нам в виде Евхаристии, совершаемой здесь и сейчас.

Основные песнопения Литургии ведут историю с самых первых времён христианства. Как свидетельствует церковное предание, с I века существовали евхаристические молитвы, антифонное пение, "Милость мира…". Позже были введены другие духовные песнопения и молитвы: "Святый Боже…" – с 438 года, Символ веры – с 510 года, "Единородный Сыне…" – с 536 года, "Да исполнятся…" – с 620 года, "Достойно есть яко воистину…" – с 980 года и т.д.

С течением веков, силою и действом в Церкви Святаго Духа, Божественная Литургия получила вид и форму, за которой мы молимся сегодня. В Византийский период Литургия была украшена элементами царского церемониала (во образ Небесного Царства), епископы получили право посреди храма одевать саккос – торжественную одежду царей и митру – корону, а также восседать в центре храма, как восседал Византийский император в своём дворце на царском троне во время дворцовых церемоний – во образ Христа как Небесного Царя (не зря послы князя Владимира говорили, побывав на службе в константинопольской Софии: "Не знаем, на небе мы были или на земле"). Божественную Литургию, построенную как царский византийский церемониал, прообразующий на земле Небесное Царство, мы имеем и сегодня. Но, при этом, за Литургией мы должны молиться так, чтобы эта царственность не заслоняла, а наоборот, усиливала глубину и значимость простой прощальной трапезы Христа со Своими учениками, непосредственное воспоминание о которой (Евхаристический канон) занимает менее 10 минут времени от продолжительности всей Божественной Литургии.

Евхаристический канон в его современном виде

Среди ряда сакральных действий Литургии, центральным является действо, совершаемое после пения Херувимской песни, когда священнослужители с неосвящёнными Святыми Дарами (хлебом и вином, немного разбавленным водой, – приготовленной безкровной жертвой) входят в Алтарь и затворяется Завеса Царских врат. Возгласом священника "Благодарим Господа" и началом пения "Достойно и праведно есть…" начинается Евхаристический канон, Алтарь становится Сионской горницей и тут совершается воспоминание Тайной вечери – то, что совершали Апостолы с первых дней по Воскресении Христовом, и что описано в Новом Завете как Преломление хлеба – древнейшая часть и сердце Божественной Литургии. Оканчивается Евхаристический канон благословением священника "И да будут милости Великаго Бога и Спаса нашего Иисуса Христа со всеми вами" и пением хора "И со духом твоим".

Обычно Евхаристический канон или Анафора (греч. ἀναφορά – возношение), со всеми его песнопениями и молитвами, именуется ЕДИНОЙ Евхаристической молитвой и условно разделяющейся на 5 частей: 1) Префация ("Вступление"); 2) Санктус (Ангельский гимн "Свят, Свят, Свят Господь Саваоф"); 3) Анамнесис ("Воспоминание"); 4) Епиклесис ("Призывание" Святого Духа); 5) Интерцессия ("Ходатайства"). Все пять частей суть ОДНА общая и неразрывная молитва благодарения.

Префация и Санктус

Первое (Префация) есть пение славословия "Достойно и праведно есть …" а также тайная молитва священника: "Достойно и праведно Тя пети …". Второе (Санктус) – пение хором ангельского гимна: "Свят, Свят, Свят Господь Саваоф …" и тайная молитва священника "С сими и мы блаженными силами …". [10]

Началом Евхаристического канона является наша словесная жертва Богу Отцу и всей Святой Троице (наряду с приносимой материальной жертвой в виде хлеба и вина). Эти молитвы в воспоминании о Тайной вечере наиболее соответствуют тому, что Евангелисты именуют в своих повествованиях словами "благодарив" и "благословив" – молитвы благодарения Богу Отцу, вознесённые Господом нашим Иисусом Христом над хлебом и вином в Сионской горнице: "Иисус взял хлеб и, благословив … И, взяв чашу и благодарив" (Мф 26.26,27; Мк 14.22-23; Лк 22.19-20). [11] Хоть слово "благодарение" относится ко всему Евхаристическому канону, но молитва благодарения в древности была одна и имела бо́льшее значение, чем она имеет сейчас (поскольку одна включала в себя содержание и смысл молитв, читающихся сейчас в Евхаристическом каноне раздельно), и была намного продолжительнее. В самых древних Литургиях (например, в Литургии из Апостольских постановлений) предполагалось, что преложение Даров совершалось после подобного славословия, благодарения и ходатайств, поскольку эта молитва имела также и довлеющее значение установительной молитвы призывания Св. Духа. [12] Первые христиане причащались сразу же после такой расширенной молитвы, включающей в себя и ходатайственные молитвы о живых и умерших, поскольку, как выше сказано, одна эта молитва содержит в себе смысл и содержание всего Евхаристического канона – трёх других молитв, ныне читающихся на Евхаристическом каноне раздельно, молитв, поемых хором, а также молитв о святых, о умерших и живых. [13]

Славословие Литургии из Апостольских постановлений также весьма напоминает призывание благодати Св. Духа в Последовании великого освящения воды на Богоявление, начинающееся славословием, весьма похожим на Литургическое, которое оканчивается словами: "Сам и ныне Владыко, освяти воду сию Духом Твоим Святым". (При этом священник не благословляет воду рукой).

* * *

Как уже сказано, по сути Евхаристический канон есть единая молитва Христа на Тайной Вечере, описанная в Евангелие одним только словом "благодарение" – Его благодарение (благословление, славословие Отцу) над хлебом и вином, которая, хоть и представлена теперь в развёрнутом виде и состоит из ряда молитв и действий, но, повторяю, является единой Евхаристической молитвой. Отдельная молитва Христа благодарения над хлебом и отдельная Его молитва над вином (как это описано в Евангелие) теперь объединены в единую общую молитву, состоящую из трёх молитв священника и трёх молитв поемых хором (Префация, Санктус и Эпиклезы) – а между ними сделана вставка в виде Анамнесиса ("Воспоминания").

Ана́мнесис 

Воспоминание (греч. ανάμνησις) – вспоминаются слова и действия Спасителя за Тайной вечерей. Название происходит от слов Иисуса Христа, сказанных во время Тайной Вечери: "Сие творите в Мое воспоминание [анамнесис]" (Лк 22.19; 1Кор 11.24). Начинается после окончания пения "Свят, Свят, Свят Господь Саваоф …" и тайной молитвы священника "С сими и мы блаженными Силами …", и оканчивается возглашением "Твоя от Твоих Тебе приносяще о всех и за вся".

Священник, прочтя молитву "С сими и мы блаженными Силами …" во всеуслышание прямо повторяет слова Христа, сказанные на вечере в Сионской горнице: "Приимите, ядите, Сие есть Тело Мое, еже за вы ломимое, во оставление грехов", и "Пийте от нея вси, Сия есть Кровь Моя Новаго Завета, яже за вы и за многи изливаемая во оставление грехов". Слова Христа "Сие творите в мое воспоминание" священник в алтаре произносит тихо. [14]

Далее молитва: "Поминающе убо спасительную сию заповедь…", заканчивающаяся словами, произносимыми во всеуслышание: "Твоя от Твоих Тебе приносяще, о всех и за вся", во время произнесения которых священник приподнимает (возносит) над Трапезой (Престолом) приготовленные дары (как это делал Господь в Сионской горнице во время молитвы благодарения) – хлеб и вино, безкровную жертву, нами приносимую, в надежде, что Господь её примет и, освятив, преложит Святым Духом в Свою Жертву – Святые Тело и Кровь.

Эпикле́за

Эпикле́сис (лат. epiclesis, греч. ἐπίκλησις – призывание). Совершается во время пения хора "Тебе поем …". Начинается тайной молитвой священника "Еще приносим Ти словесную сию и безкровную службу, и просим, и молим, и мили ся деем, низпосли Духа Твоего Святаго на ны, и на предлежащия Дары Сия" (т.е., приносим словесную и безкровную жертву и просим ниспослать Святаго Духа на принесённые хлеб и вино) и оканчивается благословением священника Святых Даров "Преложив Духом Твоим Святым".

Молитва "Еще приносим Ти словесную сию и безкровную службу..." является окончанием триединой молитвы священника (вместе с "Достойно и праведно Тя пети…", "С сими и мы блаженными силами…), и триединой молитвы Церкви, поемой хором и повторяемой в уме и сердце молящимися верными ("Достойно и праведно есть…", "Свят, Свят, Свят Господь Савооф…" и "Тебе поем…"), в целом соответствующих благодарению Христа над хлебом и вином в Сионской горнице. Таким образом, принесённая нами безкровная жертва – хлеб и вино, как верит Святая Церковь, благодатью Святаго Духа прелагается (изменяет свою сущность, пресуществляется) в Тело и Кровь Самого Спасителя, принесённые Им в жертву ради прощения наших грехов. В этот момент Трапеза (Престол) становится Жертвенником, на котором находятся закланные Тело и Кровь Спасителя. Чтобы ужас ви́дения этой Жертвы не охватил присутствующих, Господь представляет её нам под видом Хлеба и Вина.

Возможно, тропарь третьего часа перед благословением священником рукой Святых Даров (на мой взгляд, это уместная отдельная молитва священника о своём достоинстве благословить Дары, которая не входит в общий контекст Евхаристической молитвы) в русской Литургии вставлен намеренно, чтобы положить конец спорам, мнениям и сомнениям, в какой момент прелагаются Святые Дары – после славословия, после установительных слов, или после призывания Святаго Духа. Следует помнить, что это частная молитва священника о своём достоинстве и не придавать ей значение Евхаристической молитвы. [15]

Я полагаю, что в связи с тем, что Евхаристический канон есть одна молитва, то весь он и является установительной молитвой для совершения Таинства Евхаристии (кроме Интерцессии). По крайней мере, нельзя признать установительной молитвой (или установительными словами) слова Спасителя "Приимите, ядите …" и "Пийте от нея вси …", как это признают католики.

В преложении Святых Даров заключается величайшее из Таинств, дарованных Церкви Иисусом Христом.

Интерце́ссия 

Хода́тайственная молитва о Церкви, о властях, о живых и умерших. Начинается с тайной молитвы священника "Якоже быти причащающимся во трезвение души …" и возгласа "Изрядно о Пресвятей, Пречистей, Преблагословенней, Славней Владычице нашей Богородице и Приснодеве Марии", оканчивается благословением священника "И да будут милости Великаго Бога и Спаса нашего Иисуса Христа со всеми вами" (хор от имени молящихся отвечает "И со духом твоим").

В тайной молитве священник поминает святых Ветхого Завета и, сразу после этой молитвы, возгласно: "Изрядно о Пресвятей …" кадит Святые Дары на Престоле. Хор поёт "Достойно есть …", а священник продолжает читать тайные ходатайственные молитвы о святых Нового Завета, которые начинаются с памяти Иоанна Крестителя, прочих святых – "ихже молитвами посети нас, Боже". Затем следуют ходатайства об умерших. После молитв об умерших, священник возгласно поминает священноначалие, и Церковь ими окормляемую. Затем тайно молится за страну и, наконец, о живых христианах. Таким образом, Интерцессия следует от прошлого времени к настоящему. Священнику следует со вниманием прочитывать эти молитвы, которые непосредственно связанны с принесённой Жертвой Спасителя, ради очищения нас от грехов, и входящих в состав Евхаристического канона.

Молитва о Церкви, о живых и умерших есть практически во всех анафорах и, возможно, восходит к ветхозаветным прошениям, бывшим во время жертвоприношения. В Ветхом завете путём храмового жертвоприношения и сопровождающего его очищения возносились соответствующие молитвы и отпускались прегрешения как отдельных людей, так и всего народа, что способствовало духовному и моральному очищению ветхозаветного Израиля. 

Заключение

Одним из выводов, сделанным из написанного, должно стать то, что каждый христианин обязан неукоснительно посещать храм Божий в Воскресный день, по Завету Спасителя и согласно практике первых христиан – Божественная Литургия как воскресное собрание в воспоминание Христа, должна стать центром жизни каждого из нас. Вселенские Соборы предполагали отлучение от Церкви за непосещение храма в воскресные дни: "Если мирянин, пребывая недалеко от храма, три воскресных дня, в продолжении трёх седмиц, не придёт в собрание, да будет удалён от общения церковного" (11 прав. Сардикийского Собора, то же, прав. 80 Трулльского Собора).

Если нет поблизости храма и священника, христиане обязательно должны в Воскресный день "собираться по домам" молиться и вспоминать события Тайной вечери, происшедшие в этот день. Конечно, когда есть священник, Божественная Литургия, как воспоминание о Тайной вечери, служится постоянно. Но, когда его нет, возникает проблема с исполнением заповеди Христа о воспоминании. Возможно, следует детально разработать чин такого "воспоминания" без священника – своего рода, обедни для мирян, как дополнение к читаемыми мирянами установленными молитвами – можно, например, прибавить чтение из Евангелия и Апостола о Тайной вечере, почитать на эту тему поучения святых отцов. То есть, вспомнить в этот день Искупительный подвиг Спасителя, Его учение, страдание и смерть, и, главное, Тайную прощальную вечерю в Сионской горнице, где установлено Таинство, благодаря которому Он телесно присутствует посреди нас. В помещении для молитвы должна быть большая икона или изображение Тайной вечери (как стремились иметь такое изображение в римских катакомбах). Мне представляется, что чтение одними мирянами только часов и обедницы недостаточно, поскольку эти чинопоследования не включают в себя прямых воспоминаний о Тайной вечере. [15]

К сожалению, Евхаристический канон может служить только священник, мирянам это невозможно. Поэтому в мирской службе надо постараться максимально приблизить "воспоминание" и воздать посильное благодарение Господу своими молитвами и трудами во славу Божию.

Мы не знаем, что ждёт Церковь Христову в ближайшие годы, известны пророчества о возобновлении гонений, но, конечно, не на лже-церковь – блудницу, восседающую на драконе и пьющую кровь святых, а на Церковь Исповедницу, укрывшуюся в пустыне. Возможно, нельзя будет служить Литургию во всей её торжественности, и придётся, в силу возобновившихся жёстких гонений, составлять самый упрощённый чин Литургии (как это случалось в катакомбах СССР – приходилось служить такие чинопоследования богослужений, которые позволяли условия). Поэтому, что бы ни случилось, в любых обстоятельствах, следует, конечно, всеми силами стремиться сохранять всю Литургию, во всей её полноте и разнообразии, но, если гонения не позволят это делать, то нерушимо хранить главное, что есть в Божественной Литургии – её сердце и смысл – Евхаристический канон.

+ Митрополит Агафангел

Примечания

[1] Мы видим, что Пасхальную трапезу Спаситель с учениками совершали не накануне первого дня песаха (14 нисана), а на сутки раньше, 13 нисана. О дне, когда Господь совершал пасху, пишется в Евангелие: "Через два дня [то есть, в субботу] надлежало быть празднику Пасхи и опресноков" (Мк 14.1) – Господь и ученики ели пасху не накануне праздника Пасхи и опресноков, как это делали другие иудеи, а за сутки до этого. Этому, якобы отклонению, существует достаточное количество объяснений – например, у разных направлений в иудаизме были разные традиции песаха, Господь с учениками придерживались традиции, бывшей у Назореев, согласно которой, если первый день семидневного праздника песах (14-21 нисана), когда положено есть пасху, выпадал на субботу, то седер (главный пасхальный ужин) переносился на сутки раньше, то есть, на 13 нисана (с вечера в пятницу на вечер в четверг), когда ещё не наступил день опресноков и допускалось употребление в пищу квасного хлеба. То, что в тот год 14 нисана пришёлся на субботу, подтверждается Евангелистом Иоанном: "От Каиафы повели Иисуса в преторию. Было утро [пятницы – прим. +МА]; и они не вошли в преторию, чтобы не оскверниться, но чтобы можно было есть пасху [вечером в пятницу – прим. +МА]" (Ин 18.28); "Но так как тогда была пятница, то Иудеи, дабы не оставить тел на кресте в субботу, – ибо та суббота была день великий, – просили Пилата, чтобы перебить у них голени и снять их" (Ин 19.31) – отсюда видно, что другие евреи только собирались есть пасху, которая пришлась на субботу – "день великий". Следует заметить, что с изложенным расходится свидетельство Евангелиста Луки, который пишет: "Настал же день опресноков, в который надлежало заколать пасхального [агнца] (Лк 22.7) – согласно этому свидетельству, Господь с учениками ели пасху в пятницу вечером, вместе с остальными иудеями, в день опресноков (то есть, когда было категорически запрещено употреблять в пищу квасной хлеб), что, как мы видим, не подтверждается другими евангелистами и всеми Евангельскими событиями. Возможно, этому есть объяснение, которое мне пока не известно. Православная Церковь приняла, что Тайная вечеря совершалась вечером с четверга на пятницу, поэтому у нас проскомидия на квасных просфорах. Католики считают, что тогда день опресноков уже наступил, и, поэтому служат на пресном хлебе. Но в тексте Евангелия употреблено слово, прямо означающее именно дрожжевой хлеб, а не безквасный опреснок, поэтому православные ставили всегда в вину латинянам, что они отвергают написанное в Евангелие – вне зависимости от исторических расследований, служа Литургию не на квасном хлебе, а на безквасной маце.

Также существует версия, подтверждённая позже Кумранскими рукописями, что в те времена были разные календари, и календарь Назореев отличался от других направлений в иудаизме.

Встречается и такое объяснение: Господь, зная, что произойдёт этой ночью, совершил прощальную вечерю со Своими учениками заранее, чтобы попрощаться с ними, дать последние наставления и Самому стать в день ветхозаветной пасхи последней кровавой Жертвой во оставление грехов всех людей.

Также некоторые объясняют служение на квасном хлебе простым желанием отделить христианство от иудаизма.

[2] Поскольку не только приготовить, но и есть пасху можно было только в Иерусалиме, Законом предписывалось прибыть в город всем евреям, находящимся на расстоянии, не превышающем тридцати дней пути (около тысячи четырёхсот километров)от Иерусалима, и во дни Христа число населения города достигало трёх миллионов. Римляне в эти дни усиливали свой гарнизон, опасаясь волнений. Возможно, народные вожди рассчитывали в это время, бывающее только раз в году (пользуясь тем, что весь народ был собран в одном месте), поднять восстание против римлян (тем более, что вспоминалось избавление от египетского рабства), и надеялись, что Христос, как пользующийся огромным авторитетом в народе, возглавит это восстание и станет Царём Иудейским. Не зря Пилат расспрашивал Христа, Царь Он, или нет, и убедившись, что Господь не намерен и намеревался возглавить бунт против римлян, стал на Его защиту, водрузив позже над распятым Христом надпись: "Царь Иудейский".

[3] Престол (другое название – Трапеза) имеет ряд символических значений, основные из них – стол на Тайной вечере (т.е, собственно, Трапеза), а также гроб – камень, на который было положено Тело Иисуса, кстати, такое же значение, гроба Христова, имели могилы первых мучеников в Риме, на которых служились Литургии в первые века. В Русской Церкви Престол изготовляется из дерева в виде стола на четырёх ножках. У греков также были древние Престолы в виде столов из камня, наряду с цельными в виде гроба, вплотную приставленными к задней стене алтаря, как в Кувуклии на Гробе Господнем. Сейчас некоторые утверждают, что поскольку Господь и Апостолы возлежали, то яства во время трапезы ставились на усланный пол, но это не так, поскольку стол упоминается в Евангелие: "И вот, рука предающего Меня со Мною за столом" (Лк 22.21).

[4] См. Проф. И.А. Карабинов. Евхаристическая молитва (Анафора), раздел II Происхождение анафоры.

[5] Возможно, стремление отойти от иудейской ветхозаветной традиции стало одной из причин не закреплять в Церкви эту практику.

[6] Для освящения или благословения чего-либо не обязательно благословение рукой. Многое, например, освящается окроплением святой водой или помазанием освящённым елеем. Исключительно по молитвам освящается или благословляется сама святая вода, пшеница, вино и елей на литии и многое другое.

[7] Даже в Евангелиях, при сохранении общего смысла, отличается текст как слов Спасителя на Тайной вечере, так, даже, молитвы Отче наш.

[8] В Литургия Преждеосвящённых Даров Григория Двоеслова нет Евхаристического канона, нет благословения хлеба и вина, хоть и есть преломление уже освящённого хлеба – чинопоследование, которое уже не входит в Евхаристический канон.

[9] В таком случае, песнопение "Свете тихий" соответствует не закату солнца, а Свету Христову – в первые века, после захода солнца, когда начинался новый суточный круг и приходило время совершаться вечерней трапезе, христиане выносили и ставили в центре светильник, символизировавший Христа посреди них. И сейчас этот светильник присутствует в Церкви на Вечерне, на Входе с кадилом (или с Евангелием).

[10] Для простоты изложения я пользуюсь текстом Литургии Иоанна Златоуста. В Литургии Василия Великого тайные молитвы священника, повторяя смысл аналогичных молитв Литургии Иоанна Златоуста, отличаются большей продолжительностью.

[11] О значении молитв, славословящих Бога, как жертвы Богу, говорится во множестве мест Священного Писания и в церковных молитвах: "Жертва Богу – дух сокрушен" (Пс 50); "Итак будем через Него непрестанно приносить Богу жертву хвалы, то есть плод уст, прославляющих имя Его" (Евр 13.15); "Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою, воздеяние руку моею, жертва вечерняя" и т.д. Также жертвой Богу является время – часть нашей жизни, которую мы отнимаем от себя и посвящаем Богу.

[12] В славословии Литургии из Апостольских постановлений содержится призывание Св. Духа в следующих словах: "Молим Тебя, чтобы Ты милостиво призрел на предлежащие перед Тобой дары эти, Ты – вседовольный Боже, – и оказал благоволение к ним, в честь Христа Твоего, и ниспослал на жертву эту Святого Твоего Духа, свидетеля страданий Господа Иисуса, дабы Он явил (ἀποφήνη) хлеб этот Телом Христа Твоего и чашу эту Кровью Христа Твоего".

[13] Анафора Литургии из Апостольских постановлений:

Архиерей: Будем благодарить Господа. И все: Достойно и справедливо.

И архиерей пусть скажет:

Поистине достойно и справедливо прежде всего воспевать Тебя, истинно сущего Бога, существующего прежде всяких порождений, от Которого именуется всякое отечество на небе и на земле, единого нарождённого и безначального, не имеющего над собой ни царя, ни владыки, ни в чем не нуждающегося, Подателя всякого блага, высшего всякой причины и всякого происхождения, всегда одинакового и тождественного Себе, из Которого, как бы из некоего исходища, всё пришло к бытию. Ты – безначальное ведение, вечное видение, нарождённое слышание, ненаученная премудрость, первый по естеству, закон для бытия и превысший всякого числа, – всё из небытия в бытие приведший через Единородного Сына Твоего, а Его родивший прежде всех веков хотением и силой и благостию, непосредственно, Сына Единородного, Бога Слово, Премудрость живую, Рождённого прежде всякого создания, Ангела великого совета Твоего, Архиерея Твоего, Царя и Господа всякого умственного и чувственного естества, Сущего прежде всего, через Кото­рого всё; ибо Ты, вечный Боже, через Него сотворил всё, и через Него всё удостаиваешь надлежащего промышления, – так как через Кого даровал Ты бытие, через Того даруешь и благосостояние бытия, – Бог и Отец Единородного Сына Твоего, через Него, прежде всего, создавший Херувимов и Серафимов, Веки и Воинства, Силы и Власти, Начала и Престолы, Архангелов и Ангелов и, после всего этого, сотворивший через Него этот видимый мир и всё, что в нем! Ты поставил небо, как кровлю, и раскинул его, как шатёр, утвердил землю ни на чем, одной мыслию, соорудил твердь и устроил ночь и день; Ты извёл свет из хранилищ и сокращением его наводишь тьму для успокоения движущихся в мире животных, – поставил на небе солнце для управления днём и луну для управления ночью и начертал на небе хор звёзд во славу величия Твоего; Ты сотворил воду для питья и омовения, живительный воздух для вдыхания и выдыхания, для произведения звука языком, ударяющим воздух, и для слышания, так как при содействии его слух воспринимает приражающуюся ему речь; Ты сотворил огонь для ослабления мрака, для удовлетворения нужд и для того, чтобы он согревал нас и светил нам; Ты отделил великое море от земли и устроил его приспособленным к плаванию, а землю сделал удобной для хождения, – то наполнил животными малыми и великими, а эту населил – кроткими и дикими, одел разными растениями, увенчал травами, украсил цветами и обогатил семенами; Ты сдержал бездну и очертил для неё широкое пространство – моря, полные солёных вод, но оградил её пределами мельчайшего песка; то ветрами вздымаешь Ты её до высоты гор, то расстилаешь её как равнину, то приводишь в неистовство бурей, то укрощаешь тишью, чтобы едущим на кораблях пловцам она стала удобной для путешествия; Ты опоясал созданный Тобой через Христа мир реками, наводнил потоками, увлажил неиссякаемыми источниками и скрепил горами для прочности неподвижного пребывания грунта. Ты наполнил мир Твой и украсил его благовонными и целительными травами, животными многими и различными, сильными и слабейшими, ядомыми и рабочими, кроткими и дикими, – шипениями пресмыкающихся, криками разнообразных пернатых, круговращениями лет, числами месяцев и дней, переменами времён года и переходами дожденосных облаков – для произращения плодов, для поддержания животных, равновесия ветров, дующих, как им назначено Тобой, и для размножения растений и трав. И не только мир создал Ты, но сотворил и гражданина мира – человека, явив его украшением мира. Ты сказал Твоей Премудрости: Сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими и птицами небесными; посему и сотворил его из души бессмертной и тела разрушаемого, ту создав из небытия, а это из четырёх стихий, и дал ему, по душе, способность разумно познавать, различать благочестие и нечестие, отмечать справедливое и несправедливое, а по телу даровал пятиорудное чувство и способность передвижения. Ты, Боже Вседержитель, через Христа насадил рай в Эдеме на востоке, украсил его всякого рода съедобными произрастениями и в него, как в драгоценный дом, ввёл человека; и хотя при самом сотворении человека Ты дал ему врождённый закон, чтобы он в себе самом и сам по себе имел семена богопознания, однако, введя его в сладостный рай, Ты предоставил ему власть пользоваться всем и запретил вкушать только одно – по надежде на лучшее, чтобы, если он соблюдёт заповедь, получить ему за это в награду бессмертие. Когда же он пренебрёг заповедь и вкусил от запрещённого плода, по обольщению змия и совету жены, Ты справедливо изгнал его из рая, но по благости не оставил его погибнуть совершенно, – он был Твоё создание, – а, подчинив ему тварь, предоставил ему собственными трудами и усилиями снискивать себе пропитание, Сам же всё зарождая, вырощая и доводя до зрелости. Дав ему на малое время забыться, Ты с клятвой призвал его потом к возрождению; разрешив определение смерти, обетовал жизнь по воскресении. Но это не всё: Ты расплодил потомков его до бесчисленного множества, и из них – тех, кто пребыл Тебе верен, прославил, отступивших же от Тебя наказал; так Ты принял жертву Авеля, как праведного, и отверг дар братоубийцы Каина, как нечестивца; таким же образом Ты принял Сифа, Еноса и преложил Еноха. Ты – всем людям создатель, и податель жизни, и исполнитель их нужд, и дарователь законов, и мздовоздаятель соблюдающим законы, и каратель их преступающим. Ты навёл на мир Великий потоп за размножение нечествовавших, и избавил от потопа праведного Ноя в ковчеге с восемью душами, чтобы быть ему концом протекших и началом будущих поколений; Ты возжёг страшный огонь на пятиградие содомское, обратил землю плодоносную в солончатую – за нечестие живущих на ней, и избавил от сожжения праведного Лота. Ты избавил Авраама от праотеческого нечестия, поставил его наследником мира и явил ему Христа Твоего; Ты рукоположил Мелхиседека в архиереи служения Тебе; Ты показал многострадального служителя Твоего Иова победителем зловиновника – змия; Ты сделал Исаака сыном обетования, Иакова – отцом двенадцати сынов, и его потомство размножил и ввёл в Египет, в числе семидесяти пяти душ. Ты, Господи, не презрел Иосифа, но, в награду за целомудрие ради Тебя, дал ему власть над египтянами. Ты, Господи, изнуряемых египтянами евреев не презрел – по обетованиям, данным отцам их, но избавил, наказав египтян. И когда люди растлили естественный закон, и стали – то признавать тварь самобытной, то почитать её более, чем должно, и приравнивать к Тебе, Богу всего, Ты не оставил их в заблуждении, но, явив святого служителя Твоего Моисея, дал через него, в помощь естественному, писаный закон и показал, что тварь есть Твоё произведение, заблуждение же многобожия рассеял. Ты прославил Аарона и потомков его честью священства; наказал согрешивших евреев и помиловал обратившихся; покарал египтян десятью казнями; разделив море, перевёл израильтян, а преследовавших их египтян погубил под водой; усладил деревом горькую воду, источил воду из утесистого камня, и дал – как дождь, манну с неба, перепелов – в пищу из воздуха, огненный столп ночью для освещения и облачный столп днём для осенения от зноя. Ты, назначив вождём Иисуса, истребил через него семь ханаанских народов, рассёк Иордан, иссушил реки Ифамские, низверг стены без орудий и руки человеческой. За всё Тебе слава, Владыка Вседержитель! Тебе поклоняются бесчисленные воинства Ангелов, Архангелов, Престолов, Господств, Начал, Властей, Сил, Воинств, Веков, – Херувимы и шестикрылые Серафимы, двумя крылами закрывая ноги, двумя головы, а двумя летая и, вместе с тысячами тысяч Архангелов и тьмами тем Ангелов, непрестанно и неумолчно вопиющими, говоря:

И весь народ вместе пусть скажет:

Свят, Свят, Свят Господь Саваоф; полны небо и земля славы Его; благословен вовеки. Аминь.

Затем архиерей пусть говорит далее:

Свят Ты поистине и всесвят, Вышний и превозносимый вовеки! Свят и Единородный Сын Твой, Господь наш и Бог Иисус Христос, Который, во всём послужив Тебе, Богу Своему и Отцу, – в различном творении и соответственном промышлении, – не презрел погибающего рода человеческого, но после естественного закона, после законного увещания, после пророческих обличений и ходатайств Ангельских, когда люди извратили вместе с положительным и естественный закон, забыли о потопе, о сожжении, о казнях египетских, об избиениях палестинских и готовы были почти уже совсем погибнуть все, Сам, волею Своею, благоволил: Создатель человека – сделаться человеком, законодатель – подзаконным, архиерей – жертвой, пастырь – овцой, и умилостивил Тебя, Своего Бога и Отца, примирил Тебя с миром и всех освободил от угрожавшего гнева, происшедши от Девы, происшедши во плоти – Он, Бог Слово, Сын возлюбленный, рождённый прежде всякого создания! – согласно с предсказанными Им о Себе пророчествами, от семени Давида и Авраама, из колена Иудина. Образующий всех рождающихся – Он был во чреве Девы; бесплотный – и воплотился; рождённый вневременно – родился во времени, жил свято и учил по закону, отгоняя от людей всякую болезнь и всякую немощь, совершая знамения и чудеса в народе, участвуя в пище, питье и сне – Он, Кто питает всех нуждающихся в пище и насыщает всё живущее по благоволению! Он открыл имя Твоё неведавшим его, прогнал неведение, возжёг благочестие, исполнил волю Твою, совершил дело, которое Ты поручил Ему. И по совершении всего этого, быв схвачен руками беззаконных – лжеименных священников и архиереев и преступного народа, по предательству недуговавшего злобой, – много пострадав от них и подвергшись, по Твоему попущению, всякого рода бесчестию, быв предан игемону Пилату, судим – Сам Судия, и осуждён – Спаситель, Он пригвождён был ко кресту – бесстрастный, умер – бессмертный по естеству, и был погребён – животворящий, чтобы избавить от страдания и освободить от смерти тех, для кого пришёл, – расторгнуть узы диавола и избавить людей от его обольщения, – воскрес из мёртвых в третий день и, пробыв сорок дней с учениками, вознёсся на небеса и воссел одесную Тебя, Бога и Отца Своего. Итак, воспоминая, что Он потерпел для нас, благодарим Тебя, Боже Вседержитель, – не сколько должны, но сколько можем, – и исполняем установление Его. Он в ту ночь, в которую предан был, взял хлеб святыми и непорочными Своими руками и, возведя взор к Тебе, Богу и Отцу Своему, преломил его и дал ученикам, сказав: сие таинство Нового Завета; приимите от него, ядите; сие есть Тело Мое, за многих ломимое, во оставление грехов. Также и чашу, растворив в ней вино водой и освятив, Он подал им, говоря: пейте из нея все; сие есть Кровь Моя, за многих изливаемая, во оставление грехов; творите это в Мое воспоминание, ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете эту чашу, смерть Мою возвещаете, доколе Я прииду. Воспоминая таким образом Его страдание, и смерть, и воскресение из мёртвых, и восшествие на небеса, и будущее второе Его пришествие, когда Он придёт со славой и силой судить живых и мёртвых и воздать каждому по делам его, приносим Тебе, Царю и Богу, по Его установлению, хлеб этот и чашу эту, благодаря Тебя через Него за то, что Ты сподобил нас предстать перед Тобой и священнодействовать Тебе, и молим Тебя, чтобы Ты милостиво призрел на предлежащие перед Тобой дары эти, Ты – вседовольный Боже, – и оказал благоволение к ним, в честь Христа Твоего, и ниспослал на жертву эту Святого Твоего Духа, свидетеля страданий Господа Иисуса, дабы Он явил хлеб этот Телом Христа Твоего и чашу эту Кровью Христа Твоего, чтобы причастившиеся Его утвердились в благочестии, сподобились оставления грехов, избавились от диавола и его обольщения, исполнились Духа Святого, сделались достойными Христа Твоего, сподобились жизни вечной, по примирении Твоём с ними, Владыка Вседержитель! Ещё молимся Тебе, Господи, и о Святой Церкви Твоей, от концов до концов сущей, которую приобрёл Ты драгоценной Кровию Христа Твоего, чтобы Ты сохранил её непотрясаемой и непоколебимой до кончины века, и о всём епископстве, верно преподающем слово истины. Ещё просим Тебя и о моём – приносящего Тебе – ничтожестве и о всём пресвитерстве, о диаконах и всём клире, чтобы, умудрив всех их, Ты исполнил их Духа Святого. Еще просим Тебя, Господи, о царе и правительствующих и о всём воинстве, чтобы мирно было положение наше, дабы, в тишине и единомыслии проводя всё время жизни своей, мы прославляли Тебя через Иисуса Христа, надежду нашу. Ещё приносим Тебе и за всех от века благоугодивших Тебе святых, патриархов, пророков, праведников, апостолов, мучеников, исповедников, епископов, пресвитеров, диаконов, иподиаконов, чтецов, певцов, девствовавших, вдовствовавших, мирян и всех, чьи имена Сам Ты знаешь. Ещё приносим Тебе за народ этот, чтобы Ты явил его, во славу Христа Твоего, царственным священством, народом святым, – за живущих в девстве и чистоте, за вдовствующих церкви, за находящихся в честном браке и чадородии, за младенцев народа Твоего, чтобы никого из нас не соделал Ты отверженным. Ещё молим Тебя и о сем городе и живущих в нём, о находящихся в болезнях, в тяжком рабстве, о подвергшихся ссылке, лишению имуществ, о плавающих и путешествующих, чтобы был Ты защитником, помощником и заступником всех их. Ещё молимся Тебе и о ненавидящих нас и гонящих нас за имя Твоё, за внешних и заблудших, чтобы Ты обратил их ко благу и укротил ярость их. Ещё молим Тебя и об оглашенных церкви, об удручаемых противником и о кающихся братиях наших, чтобы Ты тех усовершил в вере, других очистил от действия лукавого, а этих принял покаяние и простил и им и нам грехопадения наши. Ещё приносим Тебе за благорастворение воздуха и изобилие плодов, чтобы, неоскудно наслаждаясь благами Твоими, мы непрестанно прославляли Тебя, дающего пищу всякой плоти. Ещё молим Тебя и об отсутствующих по благословной причине, чтобы, сохранив всех нас в благочестии, Ты воссоединил нас в Царстве Христа Твоего, Бога всякого чувственного и умственного естества, Царя нашего, неизменными, непорочными, безукоризненными. Ибо Тебе всякая слава, почитание и благодарение, честь и поклонение, Отцу и Сыну и Святому Духу, и теперь и всегда, и в непрестанные и бесконечные веки веков.

И весь народ пусть скажет: аминь.

Затем епископ говорит:

Мир Божий да будет со всеми вами.

И весь народ пусть скажет:

И с духом твоим.

Потом диакон снова возглашает:

Ещё и ещё помолимся Богу через Христа Его, о даре, принесённом Господу Богу, чтобы благий Бог принял его по ходатайству Христа Своего на пренебесный Свой жертвенник в приятное благоухание. – Помолимся о этой церкви и о народе, – о всём епископстве, всём пресвитерстве, всём во Христе диаконстве и служительстве, о всей полноте Церкви помолимся, чтобы Господь сохранил и соблюл всех. О царях и правительствующих помолимся, чтобы мирно было положение наше, дабы проводить нам жизнь тихую и безмятежную во всяком благочестии и чистоте. Помянем святых мучеников, чтобы нам сподобиться быть общниками их подвигов. Об упокоившихся с верой помолимся. О благорастворении воздуха и созревании плодов помолимся. О новопросвещенных помолимся, чтобы они утвердились в вере. Все друг о друге будем просить: восстанови нас, Боже, Твоею благодатью. Вставши, предадим себя Богу, через Христа Его.

Затем епископ говорит:

Боже великий и великоименитый, великий в намерениях и сильный в делах, Бог и Отец святого Отрока Твоего Иисуса, Спасителя нашего, призри на нас и на стадо Твоё сие, которое через Него избрал Ты во славу имени Своего, и, освятив наши тело и душу, сподоби нас причаститься предлежащих благ чистыми от всякой скверны плоти и духа и не осуди никого из нас, как недостойного, но будь нашим помощником, заступником, покровителем, через Хри­ста Твоего, с Которым Тебе слава, честь, хвала, славословие, благодарение, и Святому Духу, вовеки. Аминь.

И после того как все скажут: аминь, диакон должен сказать: Будем внимательны (πρόσχωμεν)!

Тогда епископ обращается к народу со следующим возгласом:

Святое святым.

И народ должен ответить:

Один свят – один Господь, один Иисус Христос, во славу Бога Отца, благословенный вовеки, аминь! Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение! Осанна Сыну Давидову; благословен грядущий во имя Господне! Бог – Господь, и явился нам! Осанна в вышних!

После этого пусть причащается епископ, потом пресвитеры и диаконы, иподиаконы, чтецы, певцы, аскеты, и из женщин – диакониссы, девственницы, вдовицы, затем дети и, наконец, весь народ по порядку, с скромностью и благоговением, без шума. (Апостольские постановления, книга VIII, главы 12–15).

[14] Замечу, что сами эти слова предполагают, что хлеб уже есть Тело Христово, в вино уже есть Его Кровь, что свидетельствует в пользу древней практике первых христиан причащаться сразу после благодарения. В Римской церкви примерно с V века и по сей день считают, что, поскольку предваряющая эти слова молитва благодарения (славословие) есть одновременно и призывание Святаго Духа, по их мнению, преложение Даров совершается не сразу после Префакции и Санктуса, а после указанных слов.

[15] Лично я предполагаю, что для Церкви было важно точно определить, в какой момент прелагаются Дары, поскольку в средние века были риски того, что Литургия может быть в любой момент прервана под воздействием тех или иных внешних обстоятельств, и надо было точно знать, до какого момента хлеб и вино остаются хлебом и вином, и в какой именно момент они уже Тело и Кровь Спасителя, чтобы в случае необходимости прервать Литургию избежать осквернения величайшей святыни и быть потреблёнными священником именно как Тело и Кровь. В Православной Церкви именно этот место богослужения определено как момент пресуществления Святых Даров.

[15] Особенно эта необходимость становится актуальной в наши дни, когда нет священника и люди часто не знают, что им делать по воскресеньям. Возможно, о Тайной вечере можно вспоминать за семейным ужином в субботу, как это делалось у первых христиан? Было бы интересно в этом отношении ознакомиться с практикой катакомбников, оставшихся без священников (ИПХ), старообрядцев-безпоповцев, долгое время бывших без священства. А также рассмотреть опыт других групп, путь даже не православных? Может, получится найти или выработать приемлемый для православных чин, ради исполнения Христовой Заповеди? Раньше священников было достаточно, и этот вопрос не мог даже возникнуть, но сейчас наступило иное время. Сейчас иудеи, в отсутствии своего священства, совершают ветхозаветную пасхальную трапезу (седер) без самого главного в ней – жертвенного ягнёнка. Возможно, у христиан, оставшихся без священника, также может быть чин воспоминания Тайной вечери без преложения хлеба и вина в Тело и Кровь Спасителя, которое совершать может только священник? Если же есть запасные Святые Дары (обеспечить которыми можно вменить в обязанность священникам, с которыми возможно встретиться мирянам, живущим изолировано – если на это будет благословение Синода), то может быть и чин причащения этими Дарами на таком воспоминании, возможно, с предварительным исповеданием грехов, используя современные средства связи (у катакомбников были исповеди и по телефону, и в переписке по почте). Если бы мы собирались неукоснительно, каждое воскресение, вокруг воспоминания о Трапезе Господней, и это стало бы для нас Законом, как это было у первых христиан, то эти собрания значительно бы укрепляли дух христиан последних времён.

Приложение

Как приготовляли пасху в Ветхом Завете в Иерусалимском храме

У евреев сохранилось описание приготовление пасхального ягнёнка в Иерусалимском храме, сделанное римским наместником:

"Когда наступает месяц, называющийся у евреев Нисаном, царь и судьи посылают вестников ко всем жителям окрестностей Иерусалима, владеющим стадами крупного и мелкого скота. Всем им предписывается привести скот в Иерусалим, чтобы прибывающие туда паломники могли приобрести животных для жертвоприношений и просто для еды, поскольку паломников прибывает очень много. Имущество всех тех, кто не приводит свой скот к указанному сроку, конфисковывается в пользу Храма. Поэтому все, кто владеют скотом, поспешно прибывают в город. Они переводят скот через речку, протекающую неподалеку от Иерусалима, чтобы очистить животных от грязи. Говорят, что именно об этом сказал царь Шломо: "Стадо овец, вышедших из купальни" (Шир га-ширим, 4,2).

Когда эти стада поднимаются на холмы, окружающие Иерусалим, их так много, что травы уже не видно – холмы становятся белыми, как пух. А когда наступает 10-е Нисана (за четыре дня до 14-го Нисана, когда приносились жертвы), все отправляются покупать животное для жертвы, которая называется "пасхальной".

Согласно еврейскому обычаю, в толпе людей, ждущих своей очереди купить животное для жертвы, ни один человек не говорит другому: "Подвинься" или хотя бы "Позволь мне пройти" – даже если первый из них – царь Израиля. Я спросил у когенов, откуда берётся этот обычай, противоречащий морали и здравому смыслу, и они ответили, что никто не может претендовать на превосходство над другими, когда речь идёт о подготовке к исполнению служения Всевышнему, и тем более – о самом служении. В эти часы все евреи равны.

Когда наступает 14-е Нисана, служители поднимаются на вершину высокой башни, поднимающейся над Храмом. Евреи называют её Луль. Они трубят в три серебряные трубы, а затем объявляют: "Слушай, народ Всевышнего! Пришло время зарезать пасхальную жертву в честь Того, чьё Имя пребывает в этом великом и святом Храме". Когда народ слышит эти слова, он надевает праздничные одежды, потому что, начиная с середины дня, у евреев праздник – время принесения жертвы.

У входа в большой двор Храма стоят 12 левитов с серебряными жезлами, а внутри двора – 12 когенов с золотыми жезлами. Левиты предупреждают входящих, чтобы они вели себя спокойно и не толкались, не спорили и не повредили друг другу в волнении и спешке. Однажды в Песах уже случилось несчастье, когда толпа задавила одного старика с его жертвой. Когены, находящиеся внутри двора, размещают входящих так, чтобы они не мешали друг другу, и запирают ворота, когда убеждаются, что во двор уже вошло достаточно народу.

А там, где зарезают жертву, стоят когены в несколько рядов. В руках у них золотые и серебряные сосуды, причём весь ряд держит одинаковые сосуды – либо золотые, либо серебряные, – ибо так красивее и величественнее. Коген, стоящий в начале ряда, получает сосуд с кровью зарезанной жертвы и передаёт его соседу, который передаёт его дальше по ряду, пока он не попадает к когену, стоящему у жертвенника. Там сосуд опорожняется и передаётся обратно из рук в руки до начала ряда, так что в итоге каждый коген получает и передаёт сначала полный, а затем пустой сосуд. Все это происходит очень быстро и без малейшей задержки, так что сосуды, кажется, буквально перелетают через двор.

Это удивительное проворство достигается тем, что в течение тридцати дней когены приучаются к этой работе так, чтобы в ней не было ни малейшего изъяна.

Во дворе стоят два высоких столба, а на них – два когена с серебряными трубами в руках. Они трубят в них, как только очередная смена начнёт жертвоприношение, чтобы стоящие внизу, на своих возвышениях когены могли вовремя начать читать Галлель, сопровождая чтение игрой на всех своих музыкальных инструментах, которые обязательно выносятся в этот день из хранилищ. Владелец приносимого в жертву животного также читает Галлель. Если чтение завершается до того, как вся смена заканчивает жертвоприношение, оно начинается сначала. После того, как все животные зарезаны, их подвешивают на железных крюках, чтобы разделать и снять шкуру. Те, кому не хватает крюков на стенах, объединяются по двое, кладут палку себе на плечи, подвешивают к ней животное и разделывают его. Затем владелец животного отделяет части, которые должны быть сожжены на жертвеннике, забирает остальное и уходит, гордый и радостный, как если бы отправился на войну и вернулся с победой, потому что у евреев считается великим позором не принести вовремя пасхальную жертву.

На время этой службы когены надевают красные одежды, чтобы капли крови, если они попадут на неё, были незаметны. Это совсем короткое платье, доходящее лишь до голеней. Рукава у него короткие, не закрывающие кисти рук. Обуви они не надевают, чтобы быть проворнее и ни на мгновение не задерживать службу. На голове они носят небольшую шапку, вокруг которой обмотан тюрбан длиной в три амы. Первосвященник, как мне рассказывали, носит четырёхслойный тюрбан белого цвета.

Печи, в которых жарятся жертвы, устанавливаются у дверей домов. Мне рассказывали, что таким образом у евреев прославляется праздник и декларируется вера в Всевышнего. Поджаренное мясо съедается с пением и чтением Галлеля, так что слышно на большом расстоянии. Все ворота Иерусалима настежь открыты в пасхальную ночь, ибо множество людей входят и выходят в них".

* * *

Это всё грандиозное действо отменил наш Спаситель и заменил его Своей Жертвой за наши грехи (прим. +МА).

Метки: рпцз, митрополит агафангел, конференции

Печать Электронная почта

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.