АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

Митрополит Агафангел: Вопрос о практическом применении Постановления от 7/20 ноября 1920 года за № 362.

Митрополит Агафангел: Молитвы о мире на Украине

Вопрос о практическом применении Постановления

Святейшего Патриарха, Священного Синода

и Высшего Церковного Совета Православной Российской Церкви

от 7/20 ноября 1920 года за № 362.

 

Ввиду сложной обстановки, возникшей вследствие прихода к власти большевиков — прежде всего, гражданской войны, с ее постоянно изменяющимися границами, всеобщего хаоса и отсутствия каких бы то ни было средств связи с теми, кто оказался за линией фронта, Высшей инстанцией Церковной власти в России — Святейшим Патриархом Тихоном в соединенном присутствии Священного Синода и Высшего Церковного Совета Российской Православной Церкви 7/20 ноября 1920 года принято Постановление, регламентирующее церковную жизнь на территориях, с которыми была утрачена связь Высшего Церковного Управления. Это Постановление (его чаще называют Указ №362), оказало огромное влияние на жизнь Русской Церкви, поскольку установило канонические нормы жизни епархий и приходов в условиях тоталитарных гонений богоборческими силами.

Еще до издания Постановления №362, в ноябре 1918 года, Временное Высшее Церковное Управление было создано Сибирским церковным Совещанием в Томске, объединившим во главе с Архиепископом Омским Сильвестром 13 архиереев епархий Урала и Сибири на территории, находящейся под властью адмирала Колчака. На Южно-Российском Церковном Соборе, проходившем с 18 по 24 мая 1919 года в Ставрополе (на территории, подконтрольной Добровольческой Армии генерала Деникина), в котором участвовали, во главе со старейшим на Юге России Ставропольским архиепископом Агафадором, все епископы, а также по 4 члена от каждого Епархиального Совета, было создано Церковные Управления на Юге России под председательством архиепископа Новочеркасского Митрофана, в составе архиепископа Димитрия, двух пресвитеров и двух мирян. Оба Управления возникли исключительно по причине отсутствия связи с Патриархом Тихоном и Патриаршим Церковным Управлением в Москве. При восстановлении связи, эти Управления должны были сложить свои полномочия. По прибытии митрополита Киевского Антония в ноябре 1919 года из Киева в область Добровольческой Армии он, как старейший иерарх, фактически стал во главе Церковного Управления на Юге России.(1)

19 ноября 1920 года под началом генерала П.Н. Врангеля к Царьграду прибыли и сосредоточились на Босфоре свыше 125 кораблей русского и иностранного флотов, переполненные русскими людьми, в числе около 150.000 человек.(2) В этот же день на пароходе "Великий князь Александр Михайлович" состоялось первое заграничное заседание Высшего Церковного Управления на Юге России, которое постановило: "В виду сосредоточения огромного количества беженцев в различных государствах и частях света, не имеющих общения с советской Россией и не могущих сноситься с Высшим Церковным Управлением при Святейшем Патриархе; а также вследствие необходимости попечения о русской армии, выехавшей из Крыма, — а) продолжить полномочия членов Высшего Церковного Управления с обслуживанием всех сторон церковной жизни беженцев и Армии во всех государствах, не имеющих сношения со Святейшим Патриархом; б) местом действия управления избрать г. Константинополь, как наиболее центральный пункт; в) снестись с Константинопольской Патриархией для выяснения канонического взаимоотношения; <…>(3) Также было переименовано Высшее Церковное Управление на Юге России в Высшее Русское Церковное Управление заграницей.(4) Таким образом, русское Церковное Управление впервые перешагнуло канонические границы Поместной Российской Церкви. Известно, что на такой шаг Владыка Антоний решился после долгих колебаний и раздумий. Первоначально сам он предполагал удалиться на Афон, а всем русским православным, оказавшимся вне канонической территории Российской Церкви, влиться в существующие Поместные Церкви. Однако, под влиянием создавшейся обстановки — насущной необходимостью сохранения единой паствы, стремящейся вернуться на Родину (в том числе и сохранение боеспособной Русской армии), Митрополит Антоний решительно стал на путь сохранения в изгнании Русской Церкви. 22 декабря 1920 года за №9084 последовала грамота Вселенской Патриархии, по которой "русским иерархам было предоставлено исполнять для русских православных беженцев все, что требуется Церковью и религией для утешения и ободрения православных русских беженцев".(5) Им разрешалось "образовать для пастырского служения временную церковную комиссию (эпитропию) под предначальственным управлением Вселенской Патриархии для надзора и руководства общей церковной жизнью русских церковных колоний, в пределах православных стран, а также для русских воинов <…>".(6) Это было, по существу, образование Русского Церковного центра за рубежом под омофором Константинопольского Патриархата. 29 декабря 1920 года местоблюститель Вселенского престола Митрополит Прусский Дорофей писал Митрополиту Антонию: "Под Вашим руководством Патриархия разрешает всякое начинание, ибо Патриархия знает, что ваше Высокопреосвященство не совершит ничего неканонического".(7) В начале 1921 года Высшее Церковное Управление заграницей, объединенное вокруг Митрополита Киевского и Галицкого Антония, переехало в Сербию по приглашению Сербского Патриарха Димитрия. К этому переезду подтолкнуло, прежде всего, крайне бедственное материальное положение русских в Турции. 6 декабря 1927 года Собор Сербской Церкви, ссылаясь на 39 правило VI Вселенского Собора, постановил: "По канонам Святой Православной Церкви, когда православная иерархия со своей паствою вследствие гонений перейдет в беженство на территорию другой Церкви, она имеет право самостоятельной организации и управления. Вследствие этого таковое право необходимо признать и за Русской церковной иерархией на территории Сербской Церкви".(8) Это было, в сущности, нечто вроде автокефалии, дарованной РПЦЗ Сербской Церковью. Таким образом, русское Церковное Управление впервые получило полную независимость и самостоятельность на канонической территории иной Поместной Церкви.

Патриарх Тихон признавал Высшее Церковное Управление за границей, о чем свидетельствует, например, Постановление Святейшего Патриарха, Священного Синода и Высшего Церковного Совета №424 от 8 апреля 1921 года, подтверждающее назначение этим Управлением экзарха для Западной Европы по причине отсутствия связи с митрополитом Петроградским Вениамином (в тексте Указа значится обоснование постановления: "Ввиду состоявшегося постановления ВЦУ за границей").(9) Известно Постановление Святейшего Патриарха, священного Синода и Высшего Церковного Совета №193 от 13 октября 1921 года, согласно которому ВЦУ заграницей не благословлялось распространять свою деятельность в Польше, Финляндии, Эстонии, Латвии и Литве но оставлялось "это Управление с прежними его полномочиями" (т.е., продолжать действовать в Западной Европе, Америке, Китае и других странах, кроме упомянутых); было отклонено ходатайство ВЦУ об учреждении должности "наместника Святейшего Патриарха за-границей"; и постановлено "сообщение о предполагавшемся созыве на 1 Октября ст. ст. Собора русских православных заграничных церквей принять к сведению"(10) (что, собственно, являлось благословением на проведение I Всезарубежного Собора).

По свидетельству А.С. Гершельмана, который наблюдал за связью Зарубежного Синода с Патриархом Тихоном через Выборг-Валаамский монастырь и Петрозаводск, на все обращения за надобностью "из Москвы был один ответ: Указом от ноября 1920 года (Постановление №362 — прим. +М.А.) Патриарх дал Русской Зарубежной Церкви возможность организоваться, и из-за трудности сношения с Москвой и сложных ее (РПЦЗ) отношений с Советской Властью, жить самостоятельно".(11) Таким образом, законность применения Постановления №362 Русской Зарубежной Церковью была ясно и определенно подтверждена Высшей Церковной Властью, возглавляемой Патриархом Тихоном. Все поздние заявления Патриарха Тихона (в которых, впрочем, нигде не говорится, что он не признает каноничность зарубежных епископов и запрещает их в священнослужении) продиктованы безпрецедентным давлением советской власти, которая домогалась у него заявлений (под угрозой расстрела, методом арестов и допросов), направленных против Папы Римского, Архиепископа Кентерберийского и, главное, Митрополита Антония, призывавших мировую общественность выступить против установившегося в России политического режима. Частным образом, Патриарх Тихон призывал заграничных иерархов не обращать внимания на вынужденные советской властью его заявления и жить своей жизнью.

***

Здесь, я думаю, будет уместным привести замечание Епископа Нафанаила относительно Постановления №362. В своей статье "Наша церковная позиция" он пишет: "Эта инструкция не давала нам права переходить в иные Поместные Церкви, а вменяла в обязанность, подчеркнуто, как непременный долг: старейшему архиерею войти в сношение с прочими, оказавшимися за границей, русскими архиереями на предмет организации высшей инстанции церковной власти <…> Даже если бы мы оказались на территории иной Поместной Церкви, не могло бы возникнуть вопроса о нашем переходе в юрисдикцию этой Поместной Церкви. Мог бы возникнуть лишь вопрос: позволили ли бы нам или нет церковные власти такой Поместной Церкви совершать на их территории богослужения".(12) Подобным образом РПЦЗ жила, вплоть до последнего времени, на территории Иерусалимского Патриархата. Действительно, Постановление №362 если не прямо, то косвенно воспрещало применение канонов, предписывающих беженцам вливаться в состав Поместных Церквей, на территории которых они оказываются. Вместо них, обоснованием сохранения юрисдикционной принадлежности к Русской Церкви как бы подразумевалось 39 правило Шестого Вселенского Собора. Согласно этому правилу, Кипрскому епископу Иоанну в Геллеспонтской области были предоставлены права продолжать церковное управление своим народом, вследствие военных событий покинувшим Кипр. Здесь, как можно предположить, в известной степени сказалось ставшее, к сожалению, уже традиционным противостояние Константинопольского и Московского патриархатов. Константинополь дал Томос об автокефалии частям Российской Церкви в Польше, Эстонии, Латвии и Финляндии, несмотря на протесты Российского Священноначалия. Москва, в свою очередь, фактически запретила своим беженцам вливаться в состав других Поместных Церквей. По статистическим данным, в 1920 году Константинопольская Патриархия имела паству, едва ли превышающую 30 тысяч человек, в то время как на ее территорию прибыло свыше 100 тысяч православных русских беженцев.(13) Таким образом, при Патриархе Тихоне РПЦЗ являлась единственным полномочным каноническим Высшим Управлением Русской Церкви за пределами отечества, признанным таковым законной церковной властью в Москве и во всех странах ее присутствия. Этому Управлению обязаны были подчиняться все русские епархии и приходы за границей. Ставился даже вопрос о придании Предстоятелю РПЦЗ статуса полномочного представителя Патриарха (присвоения титула "наместника Патриарха Московского за рубежом"). Поэтому накладывались Синодом РПЦЗ законные прещения на тех, кто отходил от этого Управления (например, митрополиты Евлогий и Платон), как на учинивших раскол в Русской Церкви. После 1927 года, когда Управление Митрополита Сергия оказалось полностью подконтрольным богоборцам, советская власть через это Управление пыталась нейтрализовать Зарубежную Церковь на международном уровне, противопоставляя ей свою подконтрольную организацию с назначаемым коммунистическими органами руководством и именуемую ныне Московской Патриархией.

***

Правомочность применения Постановления №362 к Русской Православной Церкви Заграницей не вызывает никаких сомнений (собственно, это Постановление и издавалось специально для организации церковной жизни за границей). Вокруг этого Управления объединились все русские архиереи, все части Русской Церкви, находящиеся вне границ Российского государства. Русскую Зарубежную Церковь признавали все Поместные Церкви. Управление за границей считало своим верховным Кириерархом Патриарха Московского Тихона,(14) после его смерти — Митрополита Петра, а после смерти Митрополита Петра установило поминовение "Православного епископства гонимыя Церкве Российския", что, само по себе, также является необходимым условием пребывания на основании Указа №362 (как указание на существование высшей церковной инстанции). В Параграфе 1 Положения о Русской Православной Церкви Заграницей прямо указывается: "Русская Православная Церковь заграницей есть неразрывная часть поместной Российской Православной Церкви, временно самоуправляющаяся на соборных началах до упразднения в России безбожной власти, в соответствии с Постановлением Св. Патриарха, Св. Синода и Высшего Церковного Совета Российской Церкви от 7/20 ноября 1920 г. за № 362".(15) Здесь следует заметить, что Постановление №362 никаким образом не предусматривает установление Высшей Церковной Власти в Поместной Церкви, а отсылает решать таковые вопросы только на Поместном Соборе: "10) Все принятые на местах, согласно настоящим указаниям мероприятия, впоследствии, в случае восстановления центральной церковной власти, должны быть представляемы на утверждение последней". То есть, для пребывания на Указе №362, РПЦЗ должна признавать (и всегда признавала), пусть даже гипотетически, наличие для себя высшей инстанции Церковной власти в Русской Церкви, которой она подотчетна. В РПЦЗ никогда не ставился вопрос об объявлении самой себя высшей инстанцией церковной власти для всей Поместной Церкви. Хоть к такому действию и призывал в своем письме к Первоиерарху РПЦЗ Митрополиту Виталию протоиерей Лев Лебедев. Митрополит Виталий назвал это предложение абсурдным.

Многие усматривают противоречие между принятым Архиерейским Собором Русской Православной Церкви Заграницей 2/15 мая 1990 г.Положением о приходах Свободной Российской Православной Церкви,(16) согласно которому стали открываться приходы РПЦЗ на территории СССР и Параграфом 1 Положения о РПЦЗ 1964 года: "Русская Православная Церковь заграницей есть неразрывная часть поместной Российской Православной Церкви, временно самоуправляющаяся на соборных началах до упразднения в России безбожной власти (выделено мной, + М.А.). Однако здесь нет никакого противоречия, поскольку само принятие Постановления 1990 года указывает на то, что в СССР на тот момент не было Церковного Управления, с которым РПЦЗ могла бы вступить "в сношение на предметорганизации высшей инстанции церковной власти", как это предписывает Указ №362. Фактически Русская Православная Церковь Заграницей в 1990 году вступила на территорию СССР в качестве единственного законного управления Российской Православной Церкви. Так тогда думали в РПЦЗ практически все. Конечно, это можно толковать как признание де факто только за собой полноты канонической власти во всей Русской Церкви. Однако, опять же, возвращаясь к Постановлению №362, восстановить таковую полноту полномочен только Всероссийский Поместный Собор. Как бы то ни было, принятием Архиерейским Собором Русской Православной Церкви Заграницей 2/15 мая 1990 г.Положения о приходах Свободной Российской Православной Церкви, Церковное Управление на Юге России, возникшее в мае 1919 года, ушедшее за границу и ставшее Русской Зарубежной Церковью, вновь вернулось на каноническую территорию Русской Церкви. Но не застало здесь как законного (канонического) возглавления Поместной Российской Церкви, так и какого-либо иного Церковного Центра, относящегося к этой Церкви, с которым можно было бы вступить в общение.

Я намеренно привел здесь (весьма кратко, к сожалению), историческую часть обретения самостоятельной организации и управления Русской Зарубежной Церковью на основании Постановления №362 (а также на основании постановления Собора Сербской Церкви от 6 декабря 1927 года о даровании самостоятельности РПЦЗ за пределами канонической территории Русской Церкви), чтобы показать, насколько серьезен такой шаг и сколь много факторов обуславливало его практическую целесообразность. А также для того, чтобы сравнить с той легкостью, с которой многие обращаются с этим Постановлением в наши дни.

***

В период революционных событий на территории России, во время обновленческой смуты и ареста Патриарха Тихона, его Заместитель Митрополит Агафангел своим Посланием за №214 от 05(18).06.1922 года призвал Всероссийскую паству руководствоваться Указом 362 словами: "Возлюбленные о Господе Преосвященнейшие Архипастыри! Лишенные на время высшего руководительства, вы управляйте теперь своими епархиями самостоятельно, сообразуясь с Писанием, церковными канонами и обычным церковным правом, по совести и архиерейской присяге, впредь до восстановления Высшей Церковной Власти. Окончательно вершите дела, по которым испрашивали прежде разрешения Св. Синода, а в сомнительных случаях обращайтесь к нашему смирению".(17) Это распоряжение Митрополита Агафангела равно относилось и к Всероссийской пастве, пребывающий за рубежом, — ей прямо указывалось "управлять своими епархиями самостоятельно" без санкции Московского Синода. То есть, данное послание косвенно дезавуировало действие ранее изданного Постановления от 22 апреля/5 мая 1922 года о роспуске ВЦУ за границей. На территории СССР на основании этого Указа действовали все иосифлянские и катакомбные епархии и приходы. Но, к сожалению, до конца 1980-х годов не сохранилось ни одного церковного центра Катакомбной Церкви действующего на основании Указа №362, что, собственно, и побудило Архиерейский Собор РПЦЗ к принятию решения об открытии своих приходов на территории исторической России.

***

Однако, если во времена гонений и существования между СССР и свободным миром "железного занавеса" вопрос практического применения Указа №362 был ясен, то в наши дни его применение вызывает многие вопросы, поскольку этим указом продолжают оправдывать свое обособление многие представители "альтернативного" православия. Обычно они его трактуют как "Указ о самоуправлении епархий", тогда как правильнее, все же, было бы его определить как указание архиереям для их практических действий в случае физической изоляции той или иной церковной группы (в том числе и самого Центрального Церковного управления). Основной смысл этого Постановления содержится во втором его пункте: "В случае, если епархия, вследствие передвижения фронта, изменения государственной границы и т.п. окажется вне всякого общения с Высшим Церковным управлением или само Высшее Церковное управление во главе со Святейшим Патриархом прекратит свою деятельность, епархиальный Архиерей немедленно входит в сношение с Архиереями соседних епархий на предмет организации высшей инстанции церковной власти для нескольких епархий, находящихся в одинаковых условиях (в виде ли Временного Высшего Церковного Правительства или митрополичьего округа или еще иначе)".(18)

Как следует из текста самого Указа, он применим исключительно в случае полного отсутствия связи с Центральным Управлением (в случае "разобщения епархии с Высшим Церковным Управлением или прекращения деятельности последнего"), только тогда и предписывается "епархиальному Архиерею немедленно войти в сношение с Архиереями соседних епархий на предмет организации высшей инстанции церковной власти". Совершенно ясно, что при восстановлении Центральной Власти "епархиальный Архиерей немедленно входит в сношение" с таковой. Здесь абсолютно нет никаких указаний отделяться как от соседних епархий, так и от Центральной Церковной власти. То есть, этим Указом нельзя оправдывать никакое разъединение как таковое (что, к сожалению, часто делается), напротив, он направлен на сохранение церковного устроения во времена гонений с тем, что когда эти времена прекратятся, Церковь могла бы максимально безболезненно восстановить свою целостную структуру.

В настоящее время Постановлением №362 обосновывают свое существование, например, отделившаяся от РПЦЗ Российская Православная Автономная Церковь (РПАЦ). Как пишет ее предстоятель митрополит Валентин: "Каноническое положение Российской Православной Автономной Церкви основывается, как всем известно, на Указе Святителя Тихона, Патриарха Московского и всея России Исповедника, Священного Синода и Высшего Церковного Совета, то есть Высшей Церковной власти в Российской Поместной Церкви от 7/20 ноября 1920 г. за № 362".(19) Однако в 1994 году, когда произошло разделение РПЦЗ и РПАЦ, не существовало причин, обуславливающих автономное существование РПАЦ, поскольку связь между Архиерейским Синодом РПЦЗ и владыкой Валентином имела место. Поэтому, в данном случае, ссылка на Указ №362 совершенно неправомочна. Образование таким образом Высшего Церковного управления равносильно образованию отдельной Поместной Церкви (поскольку там, практически, не предусматривается какая-либо высшая инстанция церковной власти), причем, без достаточных на то оснований. В данном случае (как и во всех иных) поводом для разделения с РПЦЗ могла бы послужить только ересь, осужденная ранее Вселенскими Соборами и проповедуемая с амвона всеми членами Архиерейского Синода РПЦЗ. Но этого, слава Богу, не было.

Также Русская Истинно-Православная Церковь (РИПЦ), отделяясь от РПЦЗ, приняла следующее постановление: "На основании Указа Свт. Патриарха Тихона, Священного Синода и Высшего Церковного Совета за № 362 от 7/20 ноября 1920 г., о преподании правил касательно организации Высшей Церковной Власти в случае нарушения или прекращения деятельности Первоиерарха и высших церковных органов, <…> Постановляем: 1) преобразовать ныне действующее Совещание Российских Преосвященных, учрежденное на Архиерейском Соборе РПЦЗ в 1994 г., в Архиерейский Синод Русской Истинно-Православной Церкви".(20) Здесь, во-первых, от себя придумано, что в Постановлении №362 речь идет "касательно организации Высшей Церковной Власти", тогда как в действительность Указ говорит о "высшей инстанции церковной власти для нескольких епархий", что есть большая разница. Во-вторых, намеренно от себя прибавленные слова "в случае нарушения" (которых нет в Указе №362), предназначены для того, чтобы, исказив суть Указа, приписать право отделяться в случае каких-либо нарушений со стороны Центральной Церковной власти. Но Указ №362 так же такого права не предполагает. К сожалению, РИПЦ не только не предусматривает для себя наличие высшей инстанции церковной власти (в соответствии с Указом №362), но, как видим, по сути, саму себя объявила высшей инстанцией церковной власти в России. В Окружном послании от 29 сентября 2008 г. Архиерейского Синода Русской Истинно-Православной Церкви говорится: "Скажем без преувеличения, <Освященный Собор нашей Святой Истинно-Православной Русской Церкви>, это событие историческое потому что со времени Поместного Собора 1917-18 гг. это первый Освященный Собор Истинной Русской Церкви на Родине".(21) То есть, РИПЦ рассматривает себя как преемницу Церковного Управления Патриарха Тихона (т.е., Церковь-Мать), а РПЦЗ как часть Русской Церкви (свою "сестру"). Что также противоречит духу и смыслу Постановления №362. Такую постановку вопроса нельзя назвать иначе, как совершившимся незаконным восхищением церковной власти, даже по отношению своему декларируемому Кириерарху Митрополиту Виталию.

Еще раз оговорюсь, что в данном докладе я рассматриваю различные разделения в Русской Церкви исключительно в свете Постановления №362, которое, по моему убеждению, на сегодняшний день законно применимо только в отношении образования Русской Зарубежной Церкви.

Аналогично свое обособленное бытие совершено не правомочно обуславливают Указом №362 многие другие группы православных и не православных людей. Главная цель этого небольшого доклада — призвать их задуматься о приведении своего положения в соответствие каноническим нормам. Повторюсь — одним из условий пребывания на Указе №362 является признание существования для себя высшей инстанции Церковной власти. Это прямо следует из параграфа 10 самого Постановления ("Все принятые <…> согласно настоящим указаниям мероприятия, впоследствии <…> должны быть представляемы на утверждение" Высшей Церковной власти). Вторым условием — немедленное установление общения с другими православными архиереями. Те, кто не выполнял и не выполняет этих двух условий Указа №362, фактически объявляют себя единственными православными во всем мировом пространстве.

Следует нам всем ясно отдавать себе отчет в том, что отделяющиеся в наши дни могут обосновывать свои действия только второй частью XV Правила Двукратного Собора (в случае, если епископ или предстоятель Церкви с амвона проповедует ранее осужденную св. Соборами ересь), но не Постановлением №362, в котором нет ни слова об отделении от существующей церковной власти.

Никакая автономная, а тем более самостоятельная инстанция Церковной власти не может самообразоваться, но должна непременно быть образованной законно существующей вышестоящей властью — которая по отношению к ней является материнской. Это закон, с которым все мы должны считаться, если хотим оставаться православными христианами. Невозможно относиться серьезно к религиозным группам, с легкостью, составом в несколько человек, якобы на основании Указа №362, самопровозглашающими себя той или иной "Церковью". Всякое самовольное провозглашение обрывает нить непрерывности, соединяющую с Церковью, основанной Христом и является одним из характернейших свойств секты. Церковь не может исчезнуть, "прерваться" в одном месте и вдруг возникнуть в другом (как это утверждают словом и делом многие новообразованные структуры). Священное Предание предполагает непрерывность в своей канонической и исторической части — если отделившаяся от РПЦЗ группа признает Зарубежную Церковь каноничной, то должна иметь признание от нее. Но, с другой стороны, Зарубежная часть Русской Церкви не обладает ни в какой мере правом образования других церковных групп, как и правом суда над другими частями РПЦ. Мы можем только свидетельствовать о тех причинах, по которым не можем находиться в единстве с другими. В то же время, мы признаем над собой суд только законно созванного Всероссийского Поместного Собора, как Высшей Инстанции Церковной власти.

Русская Зарубежная Церковь была и есть плоть от плоти ("неразрывная часть") и единого духа со всей полнотой Российской Поместной Церкви и ее Центральным Управлением во главе со Святейшим Патриархом Тихоном. Я верю, что она сохранила и плоть, и дух подлинного святоотеческого православия до наших дней. Образованная на канонических основаниях Высшей Инстанцией Церковной власти — Матерью-Церковью под управлением Патриарха Всероссийского Тихона, Русская Зарубежная Церковь существует как самоуправляемая часть Русской Церкви на протяжении 90 лет, имея свою сформировавшуюся позицию в наше апостасийное время и свое Священное Предание, которое является неотъемлемой частью Священного Предания Кафолической Православной Церкви.

Если мы желаем руководствоваться (а вернее, обязаны руководствоваться) Постановлением №362, то должны осознавать, что этот Указ в наши дни предписывает только одно — объединяться всем православным людям словами: "епархиальный Архиерей немедленно входит в сношение с Архиереями соседних епархий". Другого понимания, толкования и применения этого Постановления в условиях отсутствия вынужденной изоляции нет и быть не может. Если архиереи этого не делают, уходя вдобровольную изоляцию, то ясно, что они желают церковных разделений, чаще всего, ради удовлетворения своих амбиций, чем совершают каноническое преступление, нарушая и дух, и букву Постановления Св. Патриарха, Св. Синода и Высшего Церковного Совета Российской Церкви от 7/20 ноября 1920 г. за № 362.

Сейчас, к сожалению, принято слышать только то, что говорит это Постановление об образовании временного самостоятельного Церковного управления (забывая при этом, что только у части Церкви и при каких обстоятельствах). Но времена тоталитарных гонений отступили, и нам теперь надлежит услышать то, что говорит Указ о соединении христиан. Если мы желаем спасаться в Церкви Христовой, то должны суметь отказаться, прежде всего от того, что можно назвать своей "индивидуально-корпоративной правдой", дабы услышать не слышный, к сожалению, для многих, но всевластный голос церковных канонов, который, по сути, и есть Глас Божий, призывающий всех оставшихся верными Христу к единству. К единству под омофором остающегося канонического органа Церковного управления Российской Церкви — Русской Православной Церкви Заграницей.

Не знаю, доживем ли до Торжества Русского Православия — канонического Всероссийского Поместного Собора, но если Страшный Суд совершится до этого события — да предстанем мы пред Господом с чистой совестью, православной верою и посильными делами нашими во славу Божию!

+ Митрополит Агафангел

Одесса, 2010 год.

ПРИМЕЧАНИЯ

(1) Епископ Никон (Рклицкий). Жизнеописание Блаженнейшего Антония, Митрополита Киевского и Галицкого. Т4. Издание Северо-Американской и Канадской епархии, 1958, с. 293.

(2) Епископ Никон (Рклицкий). Жизнеописание Блаженнейшего Антония, Митрополита Киевского и Галицкого. Т5. Издание Северо-Американской и Канадской епархии, 1959, с. 5.

(3) Там же, с. 6-7.

(4) Русская Православная Церковь Заграницей. 1918-1968. Т1. Под редакцией Гр. А.А. Соллогуб. Русская Духовная Миссия в Иерусалиме Русской Православной Церкви Заграницей. N.Y., 1968, с.25.

(5) Епископ Никон (Рклицкий). Жизнеописание Блаженнейшего Антония, Митрополита Киевского и Галицкого. Т5. Издание Северо-Американской и Канадской епархии, 1959,, с. 8.

(6) Русская православная церковь заграницей. Википедия. Электронная страница.

(7) Православная Русская Зарубежная Церковь. Типография Обители преп. Иова Почаевского. Монреаль, CANADA, с.8.

(8) Архиепископ Нафанаил. Беседы о Священном Писании и о вере и Церкви. Т5. Издание Комитета Русской Православной Молодежи Заграницей, Astoria, New York, 1995, с. 32.

(9) Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России. Составитель М.Е. Губонин. Православный Свято-Тихоновский Богословский Институт, М., 1994, с.174.

(10) Следственное дело Патриарха Тихона. Сборник документов. По материалам Центрального архива ФСБ РФ. Православный Свято-Тихоновский богословский институт. М., 2000, с. 695

(11) "Русский Сигор" (периодическое издание Одесской епархии РПЦЗ) №№1-3(7-9), Одесса, 2010, с.16.

(12) Архиепископ Нафанаил. Беседы о Священном Писании и о вере и Церкви. Т5. Издание Комитета Русской Православной Молодежи Заграницей, Astoria, New York, 1995, с. 45-46.

(13) Епископ Никон (Рклицкий). Жизнеописание Блаженнейшего Антония, Митрополита Киевского и Галицкого. Т5. Издание Северо-Американской и Канадской епархии, 1959,, с. 8.

(14) Святитель Иоанн (Максимович) и Русская Зарубежная Церковь. Типография преп. Иова Почаевского. Свято-Троицкий Монастырь. Джорданвилл, Н.Й., 1996, с. 24-25.

(15) См. эл. страницу Архиерейского Синода РПЦЗ http://ruschurchabroad.org/sinod/Arh%20Sobor%201990%20Polojenie%20o%20prihodah.htm

(16) Там же.

(17) Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России. Составитель М.Е. Губонин. Православный Свято-Тихоновский Богословский Институт, М., 1994, с.220.

(18) Текст с эл. страницы Архиерейского Синода РПЦЗ http://ruschurchabroad.org/sinod/doc_1920_uk362.htm.

(19) Доклад Архиерейскому Собору РПАЦ Митрополита Суздальского и Владимирского Валентина "О жизни Российской Православной Церкви и деятельности Архиерейского Синода с 1991 по 2008 г." Эл. страница РПАЦ http://www.rpac.ru/article/117/

(20) Совещание Российских Преосвященных. Постановление от 22 июня/05 июля 2003 г. http://catacomb.org.ua/modules.php?name=Pages&go=page&pid=137

(21) Окружное послание Архиерейского Синода Русской Истинно-Православной Церкви от 16/29 сентября 2008 года. http://catacomb.org.ua/modules.php?name=Pages&go=page&pid=1447

ПРИЛОЖЕНИЕ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

Святейшего Патриарха, Священного Синода и Высшего Церковного Совета
Православной Российской Церкви от 7/20 ноября 1920 года за № 362.

По благословению Святейшего Патриарха, Святейший Синод и Высший Церковный Совет в соединенном присутствии имели суждение о необходимости, к дополнительно преподанным уже в циркулярном письме Святейшего Патриарха указаниям на случай прекращения деятельности епархиальных Советов, преподать епархиальным Архиереям такие же указания на случай разобщения епархии с Высшим Церковным Управлением или прекращения деятельности последнего и, на основании бывших суждений, постановили:

Циркулярным письмом от имени его Святейшества преподать епархиальным Архиереям для руководства в потребных случаях нижеследующие указания:

1) В случае, если Священный Синод и Высший Церковный Совет по каким-либо причинам прекратят свою церковно-административную деятельность, епархиальный Архиерей за руководственными по службе указаниями и за разрешением дел, по правилам, восходящим к Высшему Церковному управлению, обращается непосредственно к Святейшему Патриарху или к тому лицу или учреждению, какое будет Святейшим Патриархом для этого указано.

2) В случае, если епархия, вследствие передвижения фронта, изменения государственной границы и т. п. окажется вне всякого общения с Высшим Церковным управлением или само Высшее Церковное управление во главе со Святейшим Патриархом прекратит свою деятельность, епархиальный Архиерей немедленно входит в сношение с Архиереями соседних епархий на предмет организации высшей инстанции церковной власти для нескольких епархий, находящихся в одинаковых условиях (в виде ли Временного Высшего Церковного Правительства или митрополичьего округа или еще иначе).

3) Попечение об организации Высшей Церковной Власти для целой группы оказавшихся в положении, указанном в п. 2 епархий составляет непременный долг старейшего в означенной группе по сану Архиерея.

4) В случае невозможности установить сношения с Архиереями соседних епархий и впредь до организации высшей инстанции церковной власти, епархиальный Архиерей воспринимает на себя вою полноту власти, предоставленной ему церковными канонами, принимая все меры к устроению местной церковной жизни и, если окажется нужным, к организации епархиального управления, применительно к создавшимся условиям, разрешая все дела, предоставленные канонами архиерейской власти, при содействии существующих органов епархиального управления Епархиального Собрания, Совета и проч. или вновь организованных); в случае же невозможности составить вышеуказанные учреждения - самолично и под своей ответственностью.

5) В случае, если положение вещей, указанное в п. п. 2 и 4, примет характер длительный и даже постоянный, в особенности при невозможности для Архиерея пользоваться содействием органов епархиального управления наиболее целесообразной (в смысле утверждения церковного порядка) мерой представляется разделение епархии на несколько местных епархий, для чего епархиальный Архиерей:

а) предоставляет Преосвященным своим викариям, пользующимся ныне, согласно Наказу, правами полусамостоятельных, все права епархиальных Архиереев, с организацией при них управления, применительно к местным условиям и возможностям;

б) учреждает, по соборному суждению с прочими Архиереями епархии, по возможности, во всех значительных городах своей епархии новые архиерейские кафедры с правами полусамостоятельных или самостоятельных.

6) Разделенная указанным в п. 5 образом епархия образует из себя во главе с Архиереем главного епархиального города церковный округ, который и вступает в управление местными церковными делами согласно канонам.

7) Если в положении указанном в п. п. 2 и 4, окажется епархия, лишенная Архиерея, то епархиальный Совет или, при его отсутствии, клир и миряне обращаются к епархиальному Архиерею ближайшей или наиболее для них доступной по удобству сообщения епархии, и означенный Архиерей или командирует для управления вдовствующей епархии своего викария или сам вступает в управление ею, действуя в случаях, указанных в п. 5 и в отношении этой епархии согласно п. п. 5 и 6, причем при соответствующих данных вдовствующая епархия может быть организована и в особый церковный округ.

8) Если по каким-либо причинам приглашения от вдовствующей епархии не последует, епархиальный Архиерей, указанный в п. 7 и по собственному почину принимает на себя о ней и ее делах попечение.

9) В случае крайней дезорганизации церковной жизни, когда некоторые лица и приходы перестанут признавать власть епархиального Архиерея, последний, находясь в положении, указанном в п. п. 2 и 6, не слагает с себя своих иерархических полномочий, но организует из лиц, оставшихся ему верными, приходы и из приходов - благочиния и епархии, предоставляя, где нужно совершать богослужения даже в частных домах и других приспособленных к тому помещениях и прервав церковное общение с непослушными.

10) Все принятые на местах, согласно настоящим указаниям мероприятия, впоследствии, в случае восстановления центральной церковной власти, должны быть представляемы на утверждение последней.

***

СВЯТЕЙШЕМУ ТИХОНУ ПАТРИАРХУ МОСКОВСКОМУ И ВСЕЯ РОССИИ

Высшего Русского Церковного Управления заграницей

ДОКЛАД

Ввиду невозможности по настоящим обстоятельствам, постоянных и правильных сношений с Вашим Святейшеством, с одной стороны, и необходимости устроить прочную организацию и взаимную связь всех зарубежных церквей, епархий и общин Московского Патриархата и обезпечить духовное единство в лоне Вашей архипастырской власти всех этих церквей, твердо исповедывающих высшую каноническую юрисдикцию Вашего Святейшества с другой стороны, и принимая во внимание, что признание Вашим Святейшеством Высшего Русского Церковного Управления стало известно только из Патриаршего указа архиепископу Серафиму, №424, в коем ничего не было сказано о дальнейшем каноническом положении православных церквей в государственных новообразованиях: Финляндии, Эстонии, Латвии, Литве и Польше, а также в Северной Америке, Японии, Китае и Урмии, а между тем церкви новых государств начинают обращаться с некоторыми вопросами в высшее Русское Церковное Управление заграницей, — и сие последнее испрашивает у Вашего Святейшества указаний по следующим вопросам:

1. Не будет ли признано соответственным учреждение для всех вышеупомянутых церквей в качестве объединяющего органа Высшего Управления Российской Церковью заграницей с подчинением сего органа непосредственно Вашему Святейшеству.

2. Не будет ли дано Ваше соизволение на учреждение должности Наместника Вашего Святейшества заграницей, Председательствующего в Высшем Управлении Российской Церковью и представляющем Особу Вашего Святейшества для всех зарубежных стран.

3. Испрашивается благословение на созыв Заграничного собрания Российской церкви, которое предположено по возможности на Покров пресвятой Богородицы 1 октября ст. ст. сего года.

Испрашивая святительских молитв и благословения, имею честь быть Вашего Святейшества, Милостивейшего Архипастыря и Отца

нижайший послушник,

Митрополит Антоний.

Июля 1921 г. № 478

Карловцы (Среми) Сербия.

(Следственное дело Патриарха Тихона. Сборник документов. По материалам Центрального архива ФСБ РФ. Православный Свято-Тихоновский богословский институт. М., 2000, с. 691).

***

В Св. Синод 4/17 октября.

Патриарх Тихон

ВАШЕ СВЯТЕЙШЕСТВО.

Неожиданно явился Рижский депутат и мне подсунули бумаги на Ваше имя для подписи. Я лишен возможности написать письмо, ибо он сейчас едет. 4 раза писал Вашему Святейшеству с Кавказа, Крыма и Константинополя — вероятно, не дошло. Все постановления прилагаемого документа выработаны в Константинополе, когда я был в Берлине. Не подумайте, что у нас стремление к расширению власти: — я не буду в претензии, если это не будет утверждено.

Прошу Вашего Святейшего благословения.

Ваш нижайший послушник Митрополит Антоний.

11/Х-21 г.

(Следственное дело Патриарха Тихона. Сборник документов. По материалам Центрального архива ФСБ РФ. Православный Свято-Тихоновский богословский институт. М., 2000, с. 694).

***

СВЯТЕЙШИЙ ПАТРИАРХ, СВЯЩЕННЫЙ СИНОД
И ВЫСШИЙ ЦЕРКОВНЫЙ СОВЕТ
ПРАВОСЛАВНОЙ РОССИЙСКОЙ ЦЕРКВИ

Постановление 30 сентября (13 октября) 1921

№193

По благословению Святейшего Патриарха, Священный Синод и Высший Церковный Совет, в соединенном присутствии, слушали: доклад Высшего Русского Церковного Управления за-границей, от Июля с/г за №478, 1) об учреждении для упрочения взаимной связи между зарубежными церквами, епархиями и общинами Московского Патриархата Высшего Церковного Управления за-границей с подчинением сего органа непосредственно Святейшему Патриарху; 2) об учреждении должности наместника Святейшего Патриарха за-границей, каковым должен быть председательствующий в означенном Высшем Церковном управлении и 3) о созыве на 1 Октября ст. стиля заграничного собрания Российской Церкви.

ПОСТАНОВЛЕНО: 1) В виду нецелесообразности подчинения существующему за-границей Высшему Церковному Управлению Русской Церкви всех православных церквей и общин Московского Патриархата за пределами Советской России, оставить это Управление с прежними его полномочиями, без распространения сферы его действий на православные церкви в Польше, Финляндии, Эстонии, Латвии и Литве, каковые сохраняют существующий у них ныне образ церковного управления, 2) ходатайство об учреждении должности наместника Святейшего Патриарха за-границей, как ничем не вызываемое, также отклонить, и 3) сообщение о предполагавшемся созыве на 1 Октября ст. ст. Собора русских православных заграничных церквей принять к сведению. О чем уведомить Преосвященнешего Митрополита Антония.

Патриарх Тихон,

Митрополит Евсевий,

Архиепископ Никандр,

Епископ Серафим,

Епископ Алексей,

протоиерей А. Станиславский,

И. Громогласов,

П. Лапин.

Управляющий канцелярией П. Гурьев.

Делопроизводитель: Н. Нумеров

По вопросу о подчинении заграничному Церковному Управлению церквей в Польше, Финляндии, Эстонии, Латвии и Литве.

(Следственное дело Патриарха Тихона. Сборник документов. По материалам Центрального архива ФСБ РФ. Православный Свято-Тихоновский богословский институт. М., 2000, с. 695).

 

Доклад на Конференции "Пути РПЦЗ в современном мире", проходившей в Одессе, 13-15 июля 2010 года

http://sinod.ruschurchabroad.org/100713konf.htm

Метки: рпцз, митрополит агафангел

Печать E-mail

Войдите чтобы комментировать

Комментарии   

# RE: Митрополит Агафангел: Вопрос о практическом применении Постановления от 7/20 ноября 1920 года за № 362.Елена 27.06.2014 11:02
Владыка, вот Вы еще пишите: "Этот Указ в наши дни предписывает только одно — объединяться всем православным людям словами: "епархиальный Архиерей немедленно входит в сношение с Архиереями соседних епархий". Другого понимания, толкования и применения этого Постановления в условиях отсутствия вынужденной изоляции нет и быть не может. Если архиереи этого не делают, уходя вдобровольную изоляцию, то ясно, что они желают церковных разделений, чаще всего, ради удовлетворения своих амбиций, чем совершают каноническое преступление".

Красиво сказано, сначала вроде даже поверить хочется. А потом возникает вопрос: а почему же Вы сами в 2007 г. не пошли на "сношение с Архиереями соседних епархий" (РПЦЗ(В), РИПЦ, РПАЦ), а стали создавать новое и отдельное ВВЦУ? Получается, Вы сами же себя сейчас и обличили: "Если архиереи этого не делают, уходя в добровольную изоляцию, то ясно, что они желают церковных разделений, чаще всего, ради удовлетворения своих амбиций, чем совершают каноническое преступление".
# Вопрос о практическом применении Постановления от 7/20 ноября 1920 года за № 362о.Алексий 04.07.2014 15:23
Вы пишите: Также было переименовано Высшее Церковное Управление на Юге России в Высшее Русское Церковное Управление заграницей.(4) Таким образом, русское Церковное Управление впервые перешагнуло канонические границы Поместной Российской Церкви. Известно, что на такой шаг Владыка Антоний решился после долгих колебаний и раздумий.
А можно предоставить для разъяснения подтверждение что это канонический шаг?
# RE: Вопрос о практическом применении Постановления от 7/20 ноября 1920 года за № 362Интернет Собор 04.07.2014 15:34
Это управление тогда признавали все Поместные Церкви. Восточные Патриархи, за недоступностью Патриарха Тихона, присылали поздравления и иные письма на имя митр. Антония, как представителя РПЦ.
# RE: Вопрос о практическом применении Постановления от 7/20 ноября 1920 года за № 362о. Виктор Добров 10.12.2014 05:15
Ответ о. Алексию:

Каноническая основа РПЦЗ заложена Указом 362 Патриарха Тихона от 7.11.1920 года и Указом Местоблюстителя Константинополь ского Патриаршего Престола митр. Брусским Дорофеем от 02.12.1920 г.
# RE: Митрополит Агафангел: Вопрос о практическом применении Постановления от 7/20 ноября 1920 года за № 362.о. Виктор 05.07.2014 03:40
Посмотрите сдесь, Елена, может что-то прояснится: https://www.youtube.com/watch?v=qGK8LOfekjA
# RE: Митрополит Агафангел: Вопрос о практическом применении Постановления от 7/20 ноября 1920 года за № 362.о. Виктор Добров 10.12.2014 05:04
У меня появился тезка?
# RE: Митрополит Агафангел: Вопрос о практическом применении Постановления от 7/20 ноября 1920 года за № 362.о. Виктор Добров 10.12.2014 05:25
Уважаемая Елена!

Так называемая РПЦЗ(В), РИПЦ и РПАЦ представляют собой самосозданные новообразования , незаконные, неканонические церковные управления, и не имеют канонического епископата. В Указе же говорится об установлении сношения канонических архиереев с каноническими архиереями соседних епархий, а не с раскольниками и парасинагогами.
# RE: Митрополит Агафангел: Вопрос о практическом применении Постановления от 7/20 ноября 1920 года за № 362.Рассказчик 10.12.2014 11:25
Ув. о. Виктор Добров,
1) То что у Вас появился "тёзка" в этом нет ничего удивительного. :-)
2) "Елене" я ответил см. ниже, только она, как мне кажется, не ответит мне. Обычно в таких случаях или ничего не отвечают, или пишут всякую "муть". ;-)
# RE: Митрополит Агафангел: Вопрос о практическом применении Постановления от 7/20 ноября 1920 года за № 362.Рассказчик 10.12.2014 11:21
Отвечу за владыку, аз окаянный, и недостойный раб Божий, -
Потому не вошли в "сношение" (неясно в каком контексте это слово теперь Вами употреблено, ведь в высказывании нвмч. п. Тихона - это слово обозначало ц. общение с себе подобными, а не раскольниками кои Вами и перечислены), -так п.ч. они сами этого не захотели.
И более того: всю последующую историю с 2007г. продолжают поливать грязью РПЦЗ под упр. митр. Агафангела. Странный Ваш вопрос.
И далее:
"Получается, Вы сами же себя сейчас и обличили:" - Интересное дело. Это вообще написано было не для обличения кого-то, а для информации. И с чего Вы взяли что "получается сами себя" - как будто было написано для обличения кого-то? Странно Вас читать.
Одна неправда как "доказательство " другой.
Сначала Вы солгали, игнорируя реальное положение вещей о раскольничестве группировок созданных искусственным образом, их нежелание к покаянию, а потом на основании этого высказали ещё раз неправду.
Такое ощущение, что у Вас что-то на уме чего нет в тексте, и Вы из этого исходите, представляя дело так что оно есть, в то время как то что есть у Вас в виде Ваших ответов основано на некой идее, которую Вы держите у себя в воображении и, лично Вашу идею, и которую разрабатываете.
# RE: Митрополит Агафангел: Вопрос о практическом применении Постановления от 7/20 ноября 1920 года за № 362.Сергей 10.12.2014 16:39
Дорогая Елена вы не обратили видимо внимание, на то, что в статье владыка указал на историю происхождения РИПЦ и РПАЦ. может вам не известно но наш Митрополит и Синод предпринимали не раз попытку диалога с РИПЦ и РПАЦ, однако протянутая нашими архиереями рука дружбы осталась висеть в воздухе...

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.