Интернет Собор / Internet Sobor 
truth and dignity 
АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

Подполковник КГБ Владимир Попов: КГБ и Госдума РФ ч.4

Президент РФ Владимир Путин (в центре) назначил Бориса Грызлова (слева) министром внутренних дел 28 марта 2001 года

Записки бывшего подполковника КГБ: Агентура влияния российского "глубинного государства"

Один из авторов книги "КГБ играет в шахматы" и бывший сотрудник Комитета госбезопасности СССР Владимир Попов недавно завершил работу над своими мемуарами. В книге "Заговор негодяев. Записки бывшего подполковника КГБ" он рассказывает о становлении режима российского президента Владимира Путина, его соратниках, о своей работе в комитете и ключевых событиях, к которым имели отношение советские спецслужбы. Ранее книга не издавалась. С согласия автора издание "ГОРДОН" эксклюзивно публикует главы из нее. В этой части Попов пишет об агентах КГБ в бизнесе и на госслужбе.

На фото: Президент РФ Владимир Путин (в центре) назначил Бориса Грызлова (слева) министром внутренних дел 28 марта 2001 года. Фото: kremlin.ru

Александр Лебедев

Александр Лебедев родился 16 декабря 1959 года в Москве. Его отец, Евгений Николаевич, был профессором в МФТУ имени Баумана, мать Мария Сергеевна – преподавателем английского в МГИМО МИД СССР. Лебедев с 1977 по 1982 годы обучался на экономическом факультете МГИМО. Специализировался на изучении мировой валютно-финансовой системы. С 1984 года состоял на службе в ПГУ КГБ СССР (внешняя разведка).

Молодой перспективный чекист-экономист Александр Лебедев приглянулся "фирме" Евгения Питовранова, которая приступила к его активному использованию. Занимался Лебедев предотвращением вывода капитала из СССР.

Занимался настолько успешно, что, оставаясь на службе во внешней разведке СССР, зарегистрировал в Лондоне предприятия. Прибыль от их деятельности оседала в офшоре на Каймановых островах, там же, где держал "общак" генерал советской разведки Борис Иванов, один из руководящих членов группы Питовранова.

В 1992 году Лебедев уволился из КГБ СССР, но связь с представителями "фирмы" не утратил. В одном из интервью, говоря о том времени, он вспоминал: "Жил с родителями, был ваучер, 400 фунтов стерлингов, скопленные за четыре года работы в Великобритании, и "праворукая" Volvo 1976 года выпуска". Это все?

Фото: wiki-wiki.ru
Александр Лебедев. Фото: wiki-wiki.ru

Вместе с тем, в 1995 году Лебедев возглавил "Национальный резервный банк" и стал миллиардером. Авторы одного из исследований пишут:

"За короткий срок КПСС успела создать около 1,5 тыс. СП и АО со смешанным капиталом на общую сумму 14 млрд руб. и $5 млрд. Теневая партийная экономика до развала СССР успела набрать обороты и обеспечить тайных владельцев анонимными акциями и фондами западных компаний и банков. Внутри страны КПСС и РКП стали соучредителями или владельцами контрольных пакетов акций ряда банков, в том числе "Автобанка", "Профбанка", "Токобанка," "Уником-банка", "Часпромбанка", банка "Россия", "Главмостстройбанка", "Казком-партбанка". По старой большевистской привычке презирать законы коммунисты здесь проигнорировали закон "О банках РСФСР", запрещающий общественным организациям банковскую деятельность. К моменту распада СССР они развалили бюджет страны, наделали долгов на $144 млрд, вывезли из страны золото, оставив демократам в наследство жалкие 289 тонн".

В. Смирнов, А. Кац. “Великое воровство: коммунисты и олигархи”

Научно-информационное агентство ''Наследие Отечества'', сайт Nasledie.ru

Конкретно Лебедев разбогател, по его же признаниям, на торговле внешними обязательствами России.

Сказочно быстро разбогатев, он занялся различными проектами. В их числе было приобретение ряда СМИ, в том числе "Новой газеты" и закрытой им же в июле 2008 года газеты "Московский корреспондент".

Закрыта газета была после публикации в ней материала о предстоящем разводе Путина и заключения им брака с известной гимнасткой Алиной Кабаевой. Публикация наделала много шума, Путину пришлось отвечать на вопросы иностранных и российских журналистов.

Лебедев заявил, что не был в курсе публикации и обвинил в преднамеренной провокации мэра Москвы Юрия Лужкова, по мнению Лебедева, приложившего руку к скандальной заметке.

Времена менялись: в 1999 году умер Евгений Питовранов, в 2001 году ушел из жизни Борис Иванов. Оставался только Филипп Бобков, который сделал ставку на Лебедева.

Постаревший и заматеревший из-за больших денег, славы и бизнеса своей супруги Лужков перестал быть управляем "фирмой", и Бобков попытался поставить Лебедева на его место. Попытка эта закончилась неудачей: на выборах мэра Москвы 2003 года Лебедев набрал 12,65% голосов избирателей, хотя и после выборов не приостановил критики Лужкова.

Противостояние закончилось увольнением с должности у одного и проблемами с правоохранительными органами у другого. 28 сентября 2010 года Лужкова сняли с поста решением президента России.

2 ноября 2010 года в "Национальном резервном банке", принадлежащем миллиардеру и медиа-магнату Лебедеву, был произведен обыск, начались гонения на его бизнес-империю и на него самого.

Юрий Лужков, Крым и "глубинное государство"

Еще одним примером деятельности агентуры влияния российского ''глубинного государства'' явились визиты мэра Москвы Юрия Лужкова в Севастополь.

12 мая 2008 года Лужков был даже объявлен Службой безопасности Украины персоной нон-грата и на неопределенный срок ему был запрещен въезд на территорию страны. Данная мера была предпринята в отношении Лужкова в связи с тем, что, начиная с середины 1990-х годов, он неоднократно выступал с провокационными заявлениями о статусе Крыма и Севастополя, настаивая на их принадлежности России.

Впервые о том, что Крым был незаконно передан Украине, а Севастополь является исконно русским городом и должен быть передан России, Лужков заявил, когда правительство Москвы приняло программу финансовой помощи морякам Черноморского флота РФ.

С этого времени при каждом посещении Севастополя Лужков публично предъявлял требования к украинским властям, заявляя, что Севастополь формально никогда не передавался Украине, и напоминал, что этот город является военно-морской базой ЧФ РФ и должен получить особый статус. Кроме этого Лужков предлагал России выйти из Договора о дружбе с Украиной и обсуждать вопрос о статусе Севастополя в международном суде.

Президент РФ Владимир Путин и Юрий Лужков. Фото: Kremlin.ru
Президент РФ Владимир Путин и экс-мэр Москвы Юрий Лужков. 2016 год. Фото: Kremlin.ru

Визит Лужкова в мае 2008 года в Крым на празднование 225-летия ЧФ РФ был обставлен таким образом, что у украинской стороны не осталось сомнений в намерениях Москвы добиваться аннексии Севастополя не на словах, а на деле. Во время визита московский градоначальник посетил базовые объекты, реконструированные на средства столичного бюджета – Дом Москвы в Севастополе и Матросский клуб, принял участие в поминальной службе, встретился с молодежью, ветеранами и командованием ЧФ РФ, пообещав всем моральную поддержку и финансовую помощь.

За годы, прошедшие с момента коллапса СССР, ''глубинное государство'' укоренилось во всех сферах жизни нынешней России, чему в немалой степени способствовали более восьми тысяч бывших офицеров КГБ СССР, занявшие высокие властные позиции в политической системе России и в бизнесе. Почувствовав свою силу, они попросту навязывали свою волю всей стране, в том числе и по украинскому вопросу.

Дугин открыто декларировал, что "украинцев нужно убивать, убивать и убивать" и призывал начать против Украины военные действия: "Путин, введи войска!" Если бы не противодействие агрессивным действиям путинской России со стороны мирового сообщества и противотояние самой Украины на Востоке страны, трудно вообразить насколько далеко распространились бы имперские амбиции ''глубинного государства'' весной и летом 2014 года.

Борис Грызлов и Константин Ромодановский

В 2001 году президент России Владимир Путин уволил ставленника ''семьи'' (как называли близкое окружение бывшего президента РФ Бориса Ельцина) Владимира Рушайло, занимавшего должность министра внутренних дел. Его сменил петербуржец Борис Грызлов, учившийся в одном классе с Николаем Патрушевым, ставшим карьерным чекистом и коллегой Путина по Главному контрольному управлению (ГКУ) президента РФ.

Борис Грызлов. Фото: duma.gov.ru
Борис Грызлов. Фото: duma.gov.ru

В 1990 году Грызлов и его однокашник по Ленинградскому электротехническому институту имени Михаила Бонч-Бруевича Виктор Иванов, офицер госбезопасности, зарегистрировали малое предприятие "Блок". В еще одном созданном Грызловым предприятии ТОО "Борг" в числе соучредителей значилась супруга Николая Патрушева.

Виктор Иванов и Путин сблизились в начале 1990-х годов во время совместной работы в мэрии Санкт-Петербурга, где Иванов занимал должность начальника управления административных органов, а Путин работал на ряде высоких должностей при мэре города Анатолии Собчаке.

Несмотря на очевидные серьезные правонарушения в хозяйственной области, благодаря покровительству со стороны Иванова, курировавшего органы милиции и прокуратуры, будущий глава российского государства смог избежать уголовного преследования и благополучно отбыть в Москву.

В 1998 году Путин был назначен на должность директора ФСБ. Практически сразу же по вступлении в должность Путин назначил Иванова начальником управления собственной безопасности (УСБ) ФСБ, отправив в почетную ссылку представителем ФСБ в Болгарию прежнего руководителя – генерал-майора Геннадия Зотова, сделавшего карьеру в 5-м управлении КГБ СССР под руководством Филиппа Бобкова.

Правда, на некоторое время Путин оставил в числе руководителей УСБ другого выходца 5-го управления КГБ – Константина Ромодановского, начинавшего карьеру в КГБ в должности младшего оперуполномоченного 1-го отделения 11-го отдела 5-го управления КГБ. Данное подразделение оперативно курировало Министерство здравоохранения СССР и центральные медицинские учреждения страны.

Получивший медицинское образование Ромодановский был зачислен в 1-е отделение, которым руководили подполковник Евгений Копытин и его заместитель майор Борис Пакин, упоминавшийся нами в связи с допинговым скандалом. В штате отделения имелись должности офицеров действующего резерва, прикрытием одной из них была должность помощника министра здравоохранения СССР.

Занимал эту должность ветеран военной контрразведки полковник Александр Тырлов, прикомандированный к 11-му отделу 5-го управления КГБ в 1978 году в период подготовки к контрразведывательному обеспечению игр ХХII Олимпиады. Он работал под прикрытием в управлении аккредитации ургкомитета Олимпиады-80, и хотя Тырлов был уже пенсионного возраста, он задержался в 11-м отделе 5-го управления на несколько лет, на что были особые причины, о которых будет сказано ниже.

Другой ''подкрышной'', то есть прикрытием, была должность помощника генерального директора Межотраслевого научно-технического комплекса ''Микрохирургия глаза'' известного офтальмолога и будущего академика Святослава Федорова. Занимал эту должность подполковник Виталий Кордаш.

Оба ''подкрышника'' – Тырлов и Кордаш – были новичками в данном подразделении, так же как и старший оперуполномоченный майор Вячеслав Николаев, переведенный перед Олимпиадой-80 по его просьбе в 11-й отдел 5-го управления КГБ с должности начальника медицинской части Высшей школы КГБ СССР.

Руководство 1-го отделения, Копытин и Пакин, и старший оперуполномоченный майор Евгений Воробьев были ветеранами ''чекистами-медиками''. Задолго до образования 11-го отдела 5-го управления КГБ они курировали медицину, являясь сотрудниками 1-го отделения 1-го отдела 5-го управления КГБ. С той поры они были дружны между собой, а новичков-пришельцев воспринимали с откровенным отчуждением. Связано это было не с особенностью их характеров, а со спецификой их деятельности.

В стране всеобщего дефицита, каким был Советский Союз, качественная медицинская помощь и многие лекарственные препараты были для многих граждан недоступны. Вот и шли ходоки из разных подразделений КГБ с просьбами помочь их родственникам или агентам. И это помимо указаний от непосредственных руководителей ''чекистов-медиков''. Одним словом, всегда они были плотно заняты вопросами далекими от агентурно-оперативной деятельности, которой они обязаны были заниматься.

Вместе с тем они были всем крайне необходимы. Быть с ними в хороших отношениях стремились многие. Появление новых сотрудников в подразделении нарушало кастовость этой небольшой сплоченной между собой группы офицеров, так как становилось очевидным, что не только они могут решать блатные дела. Начало службы в госбезопасности Ромодановского именно в этом подразделении во многом предопределило его судьбу, которая в определенной степени повлияла на расклад сил на политическом Олимпе путинской России.

Фото: The Council of the Federation of the Federal Assembly of the Russian Federation / wikipedia.org
Константин Ромодановский. Фото: council.gov.ru

Среди сотрудников 1-го отделения Константин, а тогда еще просто Костя, был младшим не только по званию и должности,но и по возрасту. И так сложилось в начале его чекистской карьеры, что волей заместителя начальника 11-го отдела 5-го управления КГБ СССР полковника Константина Дианова он практически стал негласным разработчиком сплоченной группы ''чекистов-медиков''.

В те годы в госбезопасности не существовало подразделений собственной безопасности и при необходимости проверкой сотрудников занимался кадровый аппарат различных подразделений. Деятельность Ромодановского, руководимая куратором 1-го отделения заместителем начальника 11-го отдела полковника Дианова не только нарушала установленные в КГБ каноны, но и не была согласована с начальником 11-го отдела 5-го управления КГБ СССР полковником Николаем Николаевичем Романовым.

У Дианова был свой резон. В силу особенностей своего характера он стремился к установлению полного психологического контроля над подчиненными. С этой целью он настоял на оставлении пенсионера по возрасту полковника Тырлова на службе, который был за это лично ему предан.

Одновременно с этим Дианов блокировал возможность занятия кем-либо из числа ветеранов ''чекистов-медиков'' престижной должности помощника министра здравоохранения СССР, так как изначально находился с ними в крайне неприязненных отношениях. По этой причине полковник Дианов предпринимал постоянные усилия по компрометации строптивых подчиненных, в чем помощь ему оказывал Ромодановский.

После провала ГКЧП и упразднения КГБ СССР, поднаторевший на разработке коллег-чекистов, Ромодановский оказался в службе собственной безопасности управления ''РТ'' (разведка с территории) СВР России. Традиционно управление ''РТ'' было своего рода ''отстойником'', в котором концентрировались разведчики по разным причинам уже не имевшие возможности работать за рубежом.

Среди них немало было нарушивших в свое время профессиональные и этические нормы, и в ''РТ'' они дослуживали до пенсии. Сотрудники данного управления в основном замещали должности действующего резерва в различных ведомствах и совместных предприятиях, в силу чего постоянный контроль за их деятельностью был ослаблен, что создавало предпосылки для различных корыстных нарушений.

На ниве непуганых ранее ''эртешников'' Ромодановский сделал быструю и успешную карьеру, в молодом возрасте став заместителем начальника отдела в управлении ''РТ'' СВР. С учетом его достижений в деле разработки коллег-чекистов он вскоре был переведен в УСБ ФСБ РФ, где с успехом продолжил свою карьеру, став в 2000 году первым заместителем начальника УСБ.

И когда 26 марта 2000 года Путин был избран президентом, а 28 марта 2001 года Грызлов стал министром внутренних дел России, Ромодановский еще через два месяца был назначен на должность начальника Главного управления собственной безопасности МВД РФ и начал широко освещаемую в российских СМИ кампанию по искоренению коррупции в органах внутренних дел.

Одной из жертв этой кампании стал начальник службы безопасности МЧС РФ генерал-лейтенант Владимир Ганеев, который был дружен с известным российским бизнесменом Германом Стерлиговым, учредившим в России в 1992 году вместе со своим однофамильцем (по его словам) генералом госбезопасности Александром Стерлиговым одно из первых официальных националистических объединений – Русский национальный собор. Генерал Стерлигов и лидер коммунистов России Геннадий Зюганов являлись сопредседателями думы Русского национального собора.

Представители КПРФ составляли в Госдуме III созыва фракцию в составе 95 депутатов. Из их числа был избран председатель Госдумы Геннадий Селезнев. Фракция коммунистов получила также посты председателей девяти комитетов Думы и Мандатой комиссии. Это была политическая сила, с которой нельзя было не считаться, и ее объединение с возрождающимися националистическими движениями представляло реальную угрозу питерскому клану Путина, стремительно захватывающему в Москве позиции.

И хотя руководитель операции генерал Ромодановский публично отрицал факт связи проведенных арестов с предвыборной кампанией в Государственную думу IV созыва, для многих эта связь стала очевидной, особенно после того, как в Думу был избран депутатом и стал ее председателем Грызлов, а обещанная теперь уже бывшим министром внутренних дел Грызловым кампания по борьбе с коррупцией тихо сошла на нет вместе с самим Ромодановским, переведенным на должность директора Федеральной миграционной службы, где он вынуждено забыл о выявлении коррупции в высших эшелонах российской власти.

Валерий Воробьев

Руководителем секретариата Грызлова в Государственной думе стал еще один человек Путина, бывший офицер КГБ СССР Валерий Воробьев. Родился он 14 сентября 1948 года в городе Барнауле Алтайского края. Срочную службу проходил в подразделениях Тихоокеанского флота. По завершении службы поступил в Высшую школу КГБ СССР, обучение проходил на 2-м (контрразведывательном) факультете. Мечтал о службе в разведке, для чего старательно учил немецкий язык. С целью гарантированно успешной в будущем карьеры удачно женился на дочери ответственного сотрудника одного из ведомств союзного значения.

Наличие высокопоставленных родственников зачастую было гарантом успешной карьеры в КГБ СССР. Однако у Воробьева не заладилось. Незадолго до завершения обучения в Высшей школе КГБ СССР он был вовлечен в скандальную историю на почве злоупотребления алкоголем. Пришлось о службе в разведке позабыть. Более того, пришлось распрощаться с Москвой, молодой женой Татьяной и малолетнbм сынишкой Андрюшей.

Направлен был молодой лейтенант, выпускник ''вышки'' КГБ, в родной Барнаул, где был зачислен в малоперспективную службу наружного наблюдения. Москвичка-жена последовать за мужем не пожелала. Тогда казалось, что все жизненные планы Воробьева рухнули. Однако, как это нередко случается в жизни, судьба Воробьева сделала крутой поворот, определив весь последующий его жизненный путь.

23 октября 1974 года в столице Австрии Вене на 75-й сессии Международного олимпийского комитета Москва была номинирована на право проведения XXII Летних олимпийских игр 1980 года. В связи с этим в целях обеспечения безопасности Игр в 5-м eправлении КГБ СССР в 1977 году, как мы упоминали, был создан 11-й отдел, сотрудникам которого была поручена разработка всех необходимых для этого мер и средств.

Принимая во внимание значительный объем предстоящей работы, в соответствии с решением Совета министров СССР, штатное расписание 11-го отдела было увеличено до 400 сотрудников, в основном за счет прикомандированных офицеров КГБ из различных периферийных органов госбезопасности.

С весны 1978 года в 11-й отдел 5-го eправления КГБ начали прибывать первые прикомандированные к нему офицеры, в числе которых оказался старший лейтенант Воробьев, не имевший опыта агентурно-оперативной работы и поначалу делавший очень робкие шаги в деле ее постижения. Был он зачислен во 2-е отделение указанного подразделения, сотрудником которого являлся и автор данного повествования.

Довольно быстро мы с ним подружились, и в меру своих сил и познаний я ему на первых порах помогал в чем мог. Помог я ему и в главном – в возможности остаться в центральном аппарате КГБ СССР для прохождения дальнейшей службы, убедив руководство подразделения в целесообразности зачисления Воробьева в основной состав 11-го отдела 5-го eправления КГБ. Впрочем, вскоре после зачисления Воробьева в штат 11-го отдела 5-го eправления КГБ дружбе нашей пришел конец, поскольку я Воробьеву стал не нужен.

Разработка Adidas и Отари Квантришвили

После принятия Международным олимпийским комитетом решения о проведении ХХII Олимпиады в Москве западно-германская фирма по производству спортивного инвентаря Adidas начала активную экспансию в Советский Союз, чему способствовала тщательно ею спланированная обработка высшего руководства страны. Начальником 5-го eправления КГБ был тогда генерал-лейтенантом Филипп Бобков, давший указание руководству 11-го отдела взять фирму Adidas в разработку.

Не скрою, истинные цели этого указания мне открылись десятилетия спустя, когда я стал расследовать деятельность группы глубоко законспирированных высокопоставленных чекистов во главе с бывшим заместителем министра сталинской госбезопасности генералом Евгением Питоврановым.

группа советских спортивных журналистов аккредитованных на чемпионате по фигурному катанию в ФРГ (№№ 1942б 1943б 1945) Февраль- март -1982 года.Я являлся заместителем руководителя делегаци
Группа советских спортивных журналистов, аккредитованных на Чемпионат по фигурному катанию в ФРГ. 1982 года. Владимир Попов (третий слева) был тогда заместителем руководителя делегации. Фото из личного архива Попова

Дело в том, что разработкой иностранных фирм в соответствии с положением о КГБ СССР занималось 2-е главное (ВГУ) управление КГБ СССР и аналогичные подразделения в союзных и автономных республиках. На 5-е управление КГБ СССР и его аналогии в союзных и автономных республиках возлагалась борьба с идеологическими диверсиями спецслужб капиталистических стран, находившихся в политической оппозиции советскому строю.

Разграничения полномочий между подразделениями госбезопасности имели обязательный характер. Например, был случай, когда дело разработки о подозрении в осуществлении шпионской деятельности одного иностранца и советского гражданина были переданы по указанию руководства 5-го управления КГБ во 2-е главное управление КГБ, являвшееся основным контрразведывательным органом. Происходило это в тот же период, когда разрабатывалась фирма Adidas.

С 1972 года советские сборные команды, принимавшие участие в Олимпийских играх, в соответствии с решением Политбюро ЦК КПСС экипировались в спортивную форму западногерманской фирмы Adidas. При этом были проигнорированы факты членства основателей компании братьев Адольфа и Рудольфа Дасслеров в нацистской НСДАП и участия Рудольфа во Второй мировой войне в составе гитлеровских войск. После смерти Адольфа Дасслера в 1978 году Adidas возглавил его сын Хорст.

Разрабатывать Adidas возглавлявший 2-е отделение 11-го отдела 5-го управления КГБ полковник Борис Васильевич Тарасов поручил владевшему немецким языком Воробьеву. О собранной информации Воробьев, минуя руководство 11-го отдела, докладывал напрямую Бобкову.

Выглядело это странно, так как даже куратор 11-го отдела заместитель начальника 5-го управления КГБ СССР генерал Иван Абрамов не был осведомлен о материалах данного дела. Но странности этим не ограничивались. По установленным в КГБ СССР правилам при докладах руководству управлений о результатах работы по тому или иному делу, как правило, присутствовал оперативный работник, в ведении которого дело находилось, и начальник отдела (много реже – начальник отделения), в штате которого находился докладывающий офицер.

При разработке фирмы Adidas указанные правила игнорировались. Офицер-разработчик Воробьев вызывался на доклад к начальнику 5-го управления КГБ генералу Бобкову без своих непосредственных руководителей, которые в итоге не были осведомлены о результатах его докладов и полученных устных указаний.

Объяснением всего этого могло быть только одно обстоятельство: разрабатывая Adidas, Бобков собирал компрометирующий материал на генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева, регулярно получавшего ценные подарки от Хорста Дасслера, например, отлитую из золота футбольную бутсу в натуральную величину. (Фотография, запечатлевшая церемонию ее вручения, находилась в деле разработки фирмы Adidas, и Воробьев, который тогда нередко советовался с автором данного повествования по различным оперативным вопросам, мне ее показывал).

Проявившему себя надлежащим образом при разработке фирмы Adidas Воробьеву в начале 1980-х годов Бобков поручил еще одно весьма сомнительное дело. Заключалось оно в разработке криминального авторитета Отари Квантришвили (известного как Отарик). Числился он – именно числился и в действительности не работал – тренером по вольной борьбе Центрального совета спортивного общества ''Динамо''.

К моменту взятия в разработку Квантришвили уже несколько лет являлся агентом 2-й службы УКГБ СССР по городу Москва и Московской области, осуществлявшей разработку московских криминальных группировок. В соответствии с внутренними устоями советской госбезопасности именно офицеры данного подразделения должны были принимать решение о взятии в разработку своего же собственного агента. Давая поручение о разработке Квантришвили, Бобков заведомо нарушал установленный в КГБ порядок.

Разрабатывать Квантришвили Бобков решил по причине того, что тот являлся близким деловым партнером известного советского эстрадного певца Иосифа Кобзона. В те годы не существовали еще частные службы безопасности, не столько выполнявшие охранные функции, сколько осуществлявшие контроль за деятельностью самих нанимателей, их партнеров и конкурентов. Поэтому, разрабатывая Квантришвили, Бобков имел возможность контролировать деятельность и Квантришвили, и Кобзона.

Примечательно, что о проводимой разработке Квантришвили не информировалось 2-я служба УКГБ СССР по городу Москва и Московской области, агентом которой он являлся, что тоже было очередным грубым нарушением основ агентурно-оперативной работы. Наконец, поручая разработку Квантришвили офицеру 2-го отделения 11-го отдела 5-го управления КГБ СССР Воробьеву, Бобков не знал главного: Воробьев познакомился с Квантришвили еще во время учебы в Высшей школе КГБ и поддерживал с ним приятельские отношения. И однажды, после совместной пьянки с Квантришвили, Воробьев попал в скандальную историю, ставшую причиной его "ссылки" в Барнаул.

Вернувшись в Москву, Воробьев возобновил контакты с Квантришвили, которые не прекращались даже на фоне проводимой КГБ разработки. (И я обо всем этом знал от самого Воробьева). Не удивительно, что разработка Adidas и Отарика никаких результатов не дала.

Но поскольку Бобков о знакомстве Квантришвили и Воробьева не имел представления, последний, благодаря покровительству Бобкова, неплохо продвигался вверх по карьерной лестнице, оказавшись в конце концов руководителем секретариата Госдумы. И когда в конце 1996 года русские националисты совместно с госбезопасностью проводили в Москве мероприятие по празднованию второй годовщины объединения ветеранов специального назначения госбезопасности "Вымпел", от Госдумы вымпеловцев приветствовал именно Воробьев. От националистов – писатель Владимир Солоухин, в частности сказавший:

"...Вы не должны спокойно смотреть на то, что происходит. Вы видите, как наша Россия окружена со всех сторон алчущими "собратьями", которые готовы рвать ее на части, стремясь ухватить кусок пожирнее. Вы видите, как потворствует им потерявшая совесть и страх "пятая колонна". Так... не дайте же!.. не дайте погибнуть своей Родине!"

Журнал "Наш современник", 1997 год, №7

От писателей во встрече также приняли участие писатели-агенты спуцслужб Святослав Рыбас и Александр Проханов.

Напомним читателям, что такое "Вымпел" и кто входил в объединение ветеранов этого подразделения. Начальник управления "С" (нелегальная разведка) КГБ СССР генерал Юрий Дроздов так описывал историю создания "Вымпела":

"31 декабря 1979 года я и Вадим Алексеевич Кирпиченко в присутствии Владимира Александровича Крючкова докладывали Юрию Владимировичу Андропову о нашем участии в афганских событиях. После окончания беседы я сказал о том, что нужно сейчас, оценивая этот опыт, подумать о формировании специального кадрового подразделения в системе КГБ. Юрий Владимирович посмотрел на меня, не ответив ни слова. В середине января произошла очередная встреча. Я уже пришел с бумагой, в которой была изложена идея создания "Вымпела" (разведывательно-диверсионного подразделения специального назначения для действий за рубежом. – примеч. В. Попова).

В 1980 году, после неоднократных обсуждений, согласований в правительстве и в Политбюро руководство КГБ согласилось с необходимостью образования такого подразделения. На состоявшемся 19 августа 1981 года закрытом совместном заседании Совета Министров СССР и Политбюро ЦК КПСС высшее руководство страны приняло решение о создании в Комитете государственной безопасности СССР совершенно секретного отряда специального назначения для проведения [разведывательно-диверсионных] операций за пределами СССР в "особый период"

Юрий Дроздов. "Записки начальника нелегальной разведки"

Генерал-лейтенант Кирпиченко был в 1979–1991 годах первым заместителем начальника ПГУ КГБ СССР и в декабре 1979 года руководил штурмом дворца президента Амина в Кабуле.

Юрий Дроздов после ухода в действующий резерв возглавил редакционную коллегию альманаха "Вымпел", издаваемого информационно-аналитическим агентством "Намакон", главой которого был Дроздов. Альманах специализировался на публикации материалов о спецподразделениях советских и российских спецслужб. Главным редактором альманаха стал Александр Дроздов, полковник СРВ, сын Юрия Дроздова.

Отари Аршба

В числе депутатов IV и последующих созывов Госдумы РФ был однокашник Воробьева по учебе в Высшей школе КГБ СССР Отари Аршба, который в 1978 году был зачислен для прохождения дальнейшей службы в 3-й отдел 5-го управления КГБ СССР, которым руководил полковник Владимир Головин. Офицеры данного подразделения оперативно курировали Министерство высшего и специального образования СССР, Университет имени Ломоносова, Университет имени Патриса Лумумбы и Комитет молодежных организаций (КМО) при ЦК ВЛКСМ.

С 1982 по 1986 годы в вычислительном центре МГУ работал окончивший Московский авиационный институт (МАИ) по специальности "радиоэлектроника" Олег Виктрович Бойко, завербованный Аршбой в качестве агента КГБ. Положительно зарекомендовавший себя в качестве агента Бойко был направлен на учебу в Великобританию и США.

В 1998 году Аршба, оставивший службу в госбезопасности, был принят в ОАО "ЕвразХолдинг" на должность директора по связям с общественностью, а затем последовательно занимал должности вице-президента и старшего вице-президента данной компании. До марта 2004 года он был председателем совета директоров холдинга.

С 2000 года Аршба был также внешним управляющим и в 2000–2003 годах – председателем совета директоров ОАО "Западно-Сибирский металлургический комбинат". В том же 2000 году он занимался PR-обеспечением избирательной кампании губернатора Кемеровской области Амана Тулеева – соперника Владимира Путина как кандидата в президенты России. Тулеев был знаменит тем, что, занимая в 1991 году должность председателя Кемеровского облисполкома, пообещал главе ГКЧП Геннадию Янаеву "подписаться под каждым словом" обращения ГКЧП. За это после поражения ГКЧП указом Бориса Ельцина Тулеев был отстранен от должности.

В 2003 году Аршба был избран депутатом Госдумы IV созыва. В 2007 году он стал депутатом Госдумы РФ V созыва. В Госдуме Аршба являлся председателем комитета по регламенту и организации работы Госдумы, что позволяло его бывшим коллегам по КГБ – офицерам 5-го управления Валерию Воробьеву (начальнику секретариата руководителя Госдумы) и Юрию Безверхову (одному из руководителей аппарата Госдумы) – успешно направлять ее деятельность.

Но если деятельность Безверхова в целом была направлена на безоговорочную поддержку Путина, то совсем по-иному обстояло дело с Воробьевым. В силу своего характера и сложившегося положения дел в Госдуме, где в составе фракции коммунистов заседал бывший начальник Воробьева генерал Валерий Воротников и незримо присутствовал Филипп Бобков, выстраивать свою деятельность Воробьев был вынужден с оглядкой на своих бывших руководителей КГБ.

Юрий Шарандин

В Госдуме в числе подручных Воробьева был еще и давнишний агент 2-го отделения 11-го отдела 5-го управления КГБ СССР Юрий Афанасьевич Шарандин, 1952 года рождения. В конце 1970-х годов в бытность Шарандина сотрудником управления пропаганды Госкомспорта СССР он был завербован в качестве агента госбезопасности автором этих строк, являвшимся куратором от КГБ Госкомспорта СССР.

Наше с ним негласное сотрудничество было недолгим. По моей рекомендации Шарандин был вскоре назначен на должность начальника протокольного отдела Госкомспорта СССР, структурно входившего в состав международного управления этого ведомства, которое от КГБ СССР курировалось моим коллегой Валерием Воробьевым. С помощью Безверхова и Воробьева Шарандин сделал прекрасную карьеру и стал заместителем руководителя аппарата Совета Федерации и начальником управления. До этого он занимал пост заместителя начальника Управления президента РФ по внутренней политике.

В итоге, в высшем законодательном органе России, в Государственной думе сформировалась нелегальная резидентура КГБ из числа бывших офицеров госбезопасности и их агентов. Вслух об этом, понятное дело, никто никогда не говорил.

Предыдущая часть опубликована 5 августа. Следующая выйдет 19 августа.

Источник

Метки: КГБ

Печать E-mail

Комментарии   

# RE: Подполковник КГБ Владимир Попов: КГБ и Госдума РФ ч.4Митрополит Агафангел 12.08.2020 11:39
Для нас (РПЦЗ) здесь ничего интересного нет, кроме факта существования в РФ "глубинного государства". Я думаю, что это концепция государства, сформулированна я в Кремле (так сказать, "кремлёвская идея"), на которую работают многие структуры, в том числе ФСБ-КГБ (возглавляя, направляя и контролируя различные национальные движения, религиозные организации, и сам управленческий аппарат). В этом плане, пресловутый "Русский мир" - это только часть глубинного государства, составная часть общей концепции.

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.

Интернет СОБОР
При использовании материалов сайта активная ссылка на http://internetsobor.org обязательна
© 2012 http://internetsobor.org Все права защищены

Find us on Google+

RizVN Login
Powered by Warp Theme Framework