Интернет Собор / Internet Sobor 
truth and dignity 
АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

Епископ Григорий (Граббе): Нет ничего дороже истины

Казалось бы, что с отделением от Русской Церкви и объявлением своей автокефалии, Православной Церкви в Америке нечего особенно заботиться о проблемах в Русской Церкви или её заграничной части. Надо думать, что современность и у неё создаёт немало своих духовных и правовых проблем чисто местного характера.

Так это представляется с объективной точки зрения. Но на самом деле оказывается, что Американская Церковь очень даже занята положением Русской Зарубежной Церкви и старается восстановить против неё своё духовенство и мирян. Мы видим это из копии циркуляра за подписью Начальника Канцелярии Митрополии от 1 июля с.г., протоиерея Роберта Кондратика, опубликованной 8 сентября с.г. в газете "Русская Жизнь". При вышеуказанном циркуляре о. Кондратик разослал и свою статью под заглавием: "Зачем углублять разделение?" Подзаголовок объясняет, что это есть "Заявление Православной Церкви в Америке по поводу послания так называемой Русской Православной Церкви Заграницей".

Перед этим кто-то мне прислал этот циркуляр духовенству Православной Церкви в Америке с приложением его подлинного сообщения. Я написал было разбор этого заявления до его опубликования, в которое внесены были некоторые поправки: например, название Зарубежной Церкви написано без кавычек в подлиннике, поэтому я не меняю написанного в этом подлиннике.

Авторов этого заявления безпокоит, что в "то время, когда Русская Православная Церковь – после 70 лет преследования и государственного контроля – имеет возможность для новой жизни и собственной активности, после того, что Священный Синод Русской Православной Церкви в прошлом январе формально признал реальность условий, в которых Церкви приходилось жить, и она стала двигаться к прославлению мучеников коммунистического периода; накануне решительного Всероссийского Собора епископов, клира и мирян, который избрал нового Патриарха тайным голосованием и, не дожидаясь результатов этого Собора, так называемая Русская Православная Церковь Заграницей (следует две вариации перевода её названия, Е.Г.) находит возможным принимать в отношении мученической Церкви надменную и фарисейскую позицию осуждения. Она объявляет своё решение устроить свою юрисдикцию в самой России, таким образом, разделяя Тело Христово".

Далее даётся критическое объяснение, что из себя представляет Русская Православная Церковь Заграницей, почему-то с помещением её названия почти всегда в кавычках. Очевидно, автор желает этим показать своё неуважение к ней, проявляя этим и свою недостаточную осведомлённость. Он, очевидно, не знает, что после массового исхода чад Русской Церкви во главе с Высшим Церковным Управлением Юга России, и прибытии своём в Константинополь, они были приняты Константинопольским Патриархом на свою территорию.

Нормально, для образованного критика, перед началом своей работы хорошенько ознакомиться с тем, что писалось ранее самим объектом этой критики, а не только тем, что писалось его врагами в пылу полемики.

По-видимому, у сторонников Американской Митрополии существует совсем другой и необычный для научной работы метод. Ведь вот, сравнительно недавно, писал критическую работу о Зарубежной Церкви Димитрий Поспеловский. Он попросту игнорировал всю очень обширную литературу этой Церкви. Поспеловский даже не только не читал, но он и не упомянул ни разу её официальных органов, начиная с двадцатых годов нашего столетия и даже до сего дня. Тому же странному методу следует и о. Роберт Кондратик и вследствие этого, делает неизбежные ошибки.

Итак, как же отец Кондратик определяет Русскую Православную Церковь Заграницей? – "Это есть отдалённая преемница группы епископов, которых временное Высшее Церковное Управление было формально упразднено в 1922 году Святейшим Патриархом Тихоном, потому что оно уже тогда вело политическую деятельность, которая компрометировала Церковь. Даже и ныне она вне общения со Вселенской Церковью и, в сущности, является схизмой". Он отмечает, что это происходит как раз тогда, когда все православные Церкви "и, конечно, наша собственная автокефальная Церковь в Америке, готовы праздновать возрождение свободной церковной жизни в России путём примирения и мира".

Насколько основательно такое оптимистическое определение положения Церкви в России – лежит на совести о. Кондратика. С нашей точки зрения покорное избрание Патриархом человека, который по свидетельству бывшего его начальника Фурова стоял на первом месте в иерархии в отношении послушности безбожникам – никак не является подтверждением, якобы, свободы религии. Ведь закона об этой свободе так и нет, коммунистическая партия по-прежнему остаётся у власти и привычка Московской иерархии ставит её волю выше всего.

Имея, видимо, очень скудные сведения о новейшей истории Русской Церкви, о. Кондратик обвиняет возглавителей Зарубежной Церкви во лжи. Прежде всего, он хотел бы внушить читателю, что основатели Зарубежной Церкви, якобы, не ссылались на Всероссийский Собор и Постановление 1920 года, которое, де, не могло применяться вне России. На самом деле, нигде такого ограничения не было. Если бы о. Кондратик читал литературу о заграничном церковном разделении, то он знал бы, что в Патриаршем Указе 26 марта/8 апр. 1921 г. значилось признание силы за постановлениями Высшего Церковного Управления Заграницей. Там содержится подтверждение назначения Митрополита Евлогия для управления Западно-европейскими Церквами "ввиду состоявшегося постановления Высшего Церковного Управления Заграницей".

Это-ли не признание законности этого Управления Патриархом?

Что касается Всероссийского Собора, в то время уже не функционировавшего, то он имел значение только в отношении общего порядка управления Русской Церкви.

Совсем странным и опять-таки свидетельствующим о неосведомлённости автора о том, что существование заграничного управления не было нарушением канонов, является его незнание о том, что Вселенская Патриархия, приняв Высшее Церковное Управление на Юге России, прибывшее с многочисленными беженцами, предоставила им функционировать на своей территории в согласии с 39-м правилом Шестого Вселенского Собора. Несколько позднее, Сербская Церковь предоставила приют этому Управлению на своей территории с правом устраивать свои приходы и автономно управлять ими, прямо сославшись на это правило. В своё время об этом немало писалось, в частности проф. церковного права Троицким, Е.А. Махараблидзе, мною и другими, не говоря уже об официальных документах.

Что касается указа Патриарха об упразднении Заграничного Синода в 1922 г., то из уважения к имени Патриарха Зарубежный Собор его принял к исполнению, хотя в этом определении упоминалось, что московское постановление было написано в то время, когда Патриарх Тихон уже находился под арестом, а членов Синода не было налицо. В самом патриаршем определении явно признавался этот факт, ибо там значится, что суждение откладывалось "о некоторых духовных лицах до восстановления деятельности Синода и при полном числе его членов".

Отец Кондратик пишет, что Архиерейский Синод "скрыл" вынесенное в таком порядке постановление об его упразднении. Опять-таки, он просто признает "не бывшим" то, чего не знает или не желает знать. А ведь по этому вопросу печаталось в своё время очень много и постановления Синода и Собора опубликовывались и в церковной, и в лаической (светской) прессе. Заключение Патриарха прибавило ещё одну причину для самостоятельного существования Зарубежной Церкви вне административного подчинения Патриарху на основании определения от 7/20 ноября 1920 г. Ни он сам, ни его местоблюститель такого требования и не предъявляли, а зарубежные архиереи проявляли свою принадлежность к Русской Церкви в том, что поминали Патриарха, а после его кончины – его Местоблюстителя Митрополита Петра Крутицкого. Отец Кондратик, видимо, не знает, что 7/20 ноября 1920 г. Патриарх Тихон уже имел перед собой ряд проблем, прежде всего в Москве, а затем и в разных частях Русской Церкви. Буквально одновременно с заседаниями эвакуированного Церковного Управления Юга России на корабле в Константинополь, – Патриарх Тихон возглавлял в Москве Совещание Синода и Высшего Церковного Совета по вопросу об организации церковного управления в оторванных от Москвы областях на случай, что само это управление не сможет функционировать. Последнее скоро и произошло.

Проявлений недостаточной богословской осведомлённости в статье о. Кондратика так много, что перечисление их заняло бы у нас много места, а у читателя – много времени. Кое-что, однако, надо отметить.

Он пишет: "Каноны Православной Церкви запрещают епископам покидать свои епархии для осуществления юрисдикции". Это, конечно, несомненно при нормальных условиях жизни. Однако, каноны предусматривают и особые условия, вызываемые независимо от людей. Рекомендуем о. Кондратику в библиотеке Богословского Института взять книгу Правил и познакомиться с 39 правилом VI Вселенского Собора с толкованием этого правила Епископом Никодимом Милаш. Тогда он может быть поймёт, что Константинопольская Патриархия, по прибытии из Крыма безчисленных кораблей вместе с Высшим Церковным Управлением Юга России, предоставила последнему автономию в управлении этой паствой на территории Патриархата. За этим последовало приглашение Высшему Церковному Управлению во главе с Митрополитом Антонием поселиться в Югославии с правами полной автономии в управлении на территории Сербской Церкви. Эта автономия безболезненно принималась всеми автокефальными Церквами, вследствие чего нигде не было никаких осложнений при устройстве управления русскими церквами ни с одной автокефальной Церковью. Подробные данные о взаимоотношениях Русской Православной Церкви Заграницей с автокефальными Церквами на Востоке, содержатся в моем докладе Всезарубежному Собору 1938 г., напечатанном в Деяниях Собора и в первом томе моих сочинений, вышедшем в 1964 году.

Большая часть посланий, которыми Главы Заграничной Церкви обменивались с Автокефальными Церквами, печатались в официальном органе Архиерейского Синода "Церковные Ведомости", а затем "Церковная Жизнь". Если бы о. Кондратик прочёл эти публикации, он увидел бы, насколько далеко от истины его утверждение, что Русская Церковь Заграницей что-то "скрывала от членов своей Церкви". Вследствие такой неосведомлённости о. Кондратик делает заявления, несогласные с фактами. Так он пишет: "Патриарх Тихон с одобрения своего Синода и Патриаршего Совета формально и официально объявил Высшее Церковное Управление Заграничной Церкви неканоническим (указ 342) и назначил Митрополита Евлогия единственным правящим епископом русских беженцев в Европе".

Тут важно отметить, что этот акт 1922 г. вовсе не был написан с одобрения Синода и Патриаршего Совета.

Отец Кондратик видимо не знает, что ни Синода, ни Высшего Церковного Совета в Москве в апреле 1922 г. уже не существовало. И самый указ не мог быть ими написан. По свидетельству Митрополита Феофила, тогда ещё протоиерея Пашковского, находившегося в Москве в самый день, которым помечен указ об упразднении Высшего Церковного Управления Заграницей, сам он и г-н Колтон хотели видеть Патриарха, хлопоча о назначении в Америку Митрополита Платона. Они были у Патриарха за два дня до даты указа. Патриарх уже был под строгим наблюдением. Он ничего не решался подписать и сказал им, что сочувствует его назначению, но направил их к Высшему Церковному Управлению Заграницей, поскольку дело это "уже было в руках Управления". Через день они опять пришли к Патриарху и нашли его помещение оцепленным ГПУ. Повторяю, это был тот самый день, датой которого помечен указ об упразднении Высшего Церковного Управления Заграницей.

Можно-ли признавать это доказательством свободного решения Патриарха Тихона?

Если теперь отец Кондратик заинтересуется всеми фактами, связанными с этими обстоятельствами, то он найдёт более подробные сведения и копию письма г. Колтона в моей статье, помещённой в "Церковной Жизни". Оно там приведено целиком. Может быть это поможет ему усвоить, что раньше, чем писать о чём-нибудь, надо изучить, или хотя бы прочитать кое-что.

Что касается вышеприведённого материала, надо сказать, что все эти сведения об обстоятельствах, при которых был издан указ об упразднении Патриархом Высшего Церковного Управления Заграницей, конечно, в то время были известны Митрополиту Платону и, вероятно, Митрополиту Евлогию, но не были известны Митрополиту Антонию и другим заграничным архиереям, а также интересовавшейся церковными событиями пастве. Два Митрополита это скрывали от других архиереев, чтобы получить от них свою независимость.

Пользуясь двумя мерками, о. Кондратик понимает, что позднее Митрополиты Платон и Евлогий имели основания отделиться от Митрополита Сергия, когда он ультимативно потребовал от них лояльности к Советской власти. Однако он почему-то не понимает разделения с ним Заграничного Синода по той же самой причине. Это понятно: когда в решении проблемы отбрасывается мерило истины, то появляется и целый ряд допустимых для совести комбинаций. Тут несомненно две мерки: цель оправдывает средства.

Теперь перейдём к последующему периоду.

Конечно, трудновато точно сказать за кем было большинство епископата, находящегося в тюрьмах во время и сразу после декларации Митрополита Сергия в 1927 г. Однако несомненно, что послушный советчикам Митрополит Сергий, имел некоторые преимущества после подписания им декларации, а несогласные с ним архиереи, во главе с Митрополитами Петром и Кириллом, отправились в ссылки. Однако за этим последовала новая фаза гонений, когда стали теснить уже и сергиан, так что к началу новой политики Сталина в сороковых годах, на свободе было только 4 епископа. Для срочного выбора Патриарха смогли собрать со всех концов и ссылок только 17 человек. Ведь перед этим, по планам коммунистов ожидалось уже полное уничтожение религии и ликвидация Церкви. Но утверждение отца Кондратика будто Митрополиты Пётр и Кирилл оставались в общении с Митрополитом Сергием не отвечает данным об этом в статье о судьбах Русской Церкви после революции 1917 г. в недавно изданном в Джорданвилле "Юбилейном Сборнике" по случаю 1000-летия Крещения Руси.

Боюсь, что отца Кондратика в церковном праве "недоучили", раз он пытается оспаривать каноничность постановлений Зарубежной Церкви в вопросах, связанных с экуменизмом. Так он утверждает, что подчинённость иерархии во всех случаях обязательна. Это так в вопросах личных и административных, но не так, когда в среде иерархов появляется ересь. Ему полезно было бы прочитать 15 правило Двукратного Константинопольского Собора. Оно начинается с утверждения нормы иерархического подчинения, но потом оно переходит к случаям нарушения догматического учения Церкви. "Впрочем, – говорит это правило, – предлогом некоторых обвинений отступают от своих предстоятелей, и творят расколы, и расторгают единство Церкви. Ибо отделяющиеся от общения с предстоятелем, ради некой ереси, осуждённые святыми соборами и отцами, когда, то есть, он проповедует ересь всенародно и учит оной открыто в церкви, таковые аще и оградят себя от общения с глаголемым епископом, прежде соборного рассмотрения, не только не подлежат положенной правилами епитимии, но и достойны чести, подобающей православным. Ибо они осудили не епископов, а лже-епископов и лже-учителей, и не расколом пресекли единство Церкви, но потщились охранить Церковь от расколов и разделений".

Отец Кондратик упускает из вида, что провозглашение Митрополита Сергия о единстве устремлений Церкви с устремлениями безбожников, тоже есть ересь против догмата Церкви. Ещё больше и яснее ересь экуменизма; мы веруем "во едину, святую, соборную и апостольскую Церковь", веруем, что есть только одна истина, проповеданная нам Спасителем, а экуменизм ставит на один уровень эту истину и множество ересей. Рядом правил Церковь запрещает всякое молитвенное общение с еретиками. По 45-му правилу св. Апостолов "Епископ, или пресвитер, или диакон, с еретиками молившийся токмо, да будет отлучён". Экуменизм вводит совместные молитвы в обиход. Особые заявления православных членов конференций в последний раз имели место на Эванстонской Конференции и больше не повторялись. Вместе с тем в экуменическое движение вовлекли даже и язычников и иудеев. Под главенством Папы с ними молились в Ассизи и представители Московской Патриархии. Язычники участвовали на конференции Мирового Совета Церквей и в Ванкувере в 1983 году.

Проповедники протестантского модернистского обновленчества в издании, посвящённом под общим заглавием "Верования и практика Церквей в нынешнем мире", предваряют его картинками, изображающими проповеди Лютера, а с другой стороны страницы помещено изображение Тотема, воздвигавшегося язычниками на конференции Мирового Совета Церквей в Ванкувере. Под изображением воздвижения языческого Тотема, под общим заглавием "ВААЛ ИЛИ БОГ", написано: "Символ антихристианского сознания, хранимого многими современными церквами, что все религии созданы человеком и что Христианство есть только одна из многих религий, созданных людьми". Представители различных мировых религий признаются либеральными протестантами и римо-католиками как верующие в истинного Бога. Римский Папа говорил иудеям, мусульманам и другим нехристианам, что они "веруют в истинного Бога". Это могло бы быть достаточным до вочеловечения Сына Божия. А после того? Это есть уже отрицание значения Христианства.

Вот каков подлинный экуменизм, выродившийся в такие уродливые формы. Для противодействия ему в современном мире наш Архиерейский Собор вернулся к древней практике крещения приходящих к нам еретиков. Такая практика была в России до Петра I-го и до последнего времени была принята в греческих Церквах.

Как общий вывод из всего сказанного, мы можем только дать совет о. Роберту Кондратику: раньше, чем писать, надо почитать.

В заключение, перейдём к главному вопросу, возбуждённому отцом Кондратиком: почему при как будто улучшившемся положении Московской Патриархии мы не выполняем желания некоторых о "примирении" с нею? Ответ ясен: у нас не ссора, требующая примирения, а отказ принять нарушение догмата. Сама эта Патриархия в отношении Зарубежной Церкви всегда говорит только о "примирении", но обходит молчанием принятие ею новой ереси в учении о Церкви. Какова эта ересь я упоминал выше – это ересь экуменическая. Она новая, по крайней мере в богословии, хотя и существовала у многих протестантов. На Востоке её не было. Ранее, мы находим её только в масонских ложах, которые для создания столь модного теперь "нового мира" проповедовали в ложах объединение всех религий. В наш век, эта проповедь проявилась в протестантских попытках объединения всех Церквей и создании Мирового Совета Церквей. Первоначально там речь шла о соединении только христиан, а теперь говорят об объединении всех религий без разбора и, вопреки ранее цитированному мною Апостольскому правилу, начинают совершать общие молитвы с буддистами, иудеями, магометанами и разными язычниками. Все это есть подготовка "нового мира", возглавленного Антихристом, о котором теперь всё больше и больше пишут. Из послушания советской власти приняла экуменизм и Московская Патриархия. Она не может дать ответа на этот вопрос. Поэтому-то она и продолжает говорить только безответственные слова о мире и любви.

Кавычки, употребляемые при упоминании имени Зарубежной Церкви, свидетельствуют о настроении, в котором меньше всего любви. Кстати, эти кавычки пропущены только в русском тексте в "Русской Жизни", а на английском языке "Church News" за сентябрь/октябрь 1990 г. они сохраняются.

Апостол Павел, поучая нас о признаках наступления последнего времени предупреждает, что одним из них будет разговор о мире. "Ибо, когда будут говорить: мир и безопасность, тогда постигнет их пагуба" (1Фес 5.3). Нет ни одного церковного правила, ни одного святого отца, кто учил бы нас искать соглашения истины с ложью, Православия с ересью. Поэтому, когда мы выступаем против экуменизма как ереси, участники этого движения отмалчиваются относительно догматов и говорят только о "мире и примирении". Святой Григорий Богослов, прибыв в Константинополь, где не было тогда ни одной церкви в его ведении, проповедовал Православие, а не соглашение. Когда в Константинополе Епископ Македоний проповедовал полуарианство и в Соборе было 36 полуарианских епископов, – Православная Церковь не договаривалась с ними о компромиссе, а всех их, во главе с Македонием, осудила и отлучила.

В России все больше обнаруживаются люди такого рода и просят у нас священников. Братолюбиво-ли было бы нам их отвергать и вместо хлеба, направлять их за камнями в Московскую Патриархию?

19 сент./2 окт. 1990 г.

Епископ Григорий (Граббе). Церковь и ея учение в жизни. (Собрание сочинений.). Том 3. Джорданвилль 1992. С. 303-311.

Метки: рпцз, епископ григорий граббе

Печать E-mail

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.

Интернет СОБОР
При использовании материалов сайта активная ссылка на http://internetsobor.org обязательна
© 2012 http://internetsobor.org Все права защищены

Find us on Google+

RizVN Login
Powered by Warp Theme Framework