АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

Протодиакон Герман: Отречение, приведшее к зверскому убийству

Ко 102-ой годовщине

Отречение … Но правильное ли это слово ? Отвечает ли оно тому, что по настоящему имело место ? Отрекся ли Государь от своего монаршего служения ? Не вернее ли сказать, что Россия отреклась от своего Богоданного Помазанника ? И тут может возникнуть вопрос, который приходится иногда выслушивать, адресованный Государю в виде упрёка – имел ли Он вообще право отрекаться от Престола и не явилось ли это, с Его стороны, отречением от России ?

Суровые критики говорят : отказаться можно от прав, но можно ли отказаться от долга ? – вводя тем самым язвитое обвинение, что Государь, мол, пренебрежительно относился к Своим монаршим обязанностям и Сам несёт всю тяжесть и вину за последующую катастрофу. Но тут немедленно и с негодованием хочется спросить, – а кто тогда исполнил свой долг по отношению к Царю, кто кинулся умирать у Престола, кто вспомнил о своей торжественно данной на святом Евангелии присяге быть верным царствующему Монарху и защищать Его до последней капли крови ? КТО ?

Были, конечно, достойнейшие люди, оставшиеся верными присяге и просто чувству человеческого долга, но представляли они, к позору России и русского народа, кричащее меньшинство и этому меньшинству, предатели-революционеры, всякими ухищрениями и наглой силой не дали возможности достучаться до всеми оставленного Царя. Масса народа, и в частности подавляющее большинство действующей Армии, как один человек бросились бы в защиту Трона и Царя, был бы дан на то приказ, но такого приказа, такого слова не было дано. Начальники на местах, не в курсе того, что могло твориться в столице и разных кабинетах, доверялись тому, что говорили высшие военачальники. А кто мог вообразить, что ближайшему окружению Царя, тем, кто по долгу должны были быть ближайшими помощниками, удалось насильно изолировать Царя, отрезать Его от окружающего мiра ? В самую ответственную минуту жизни и Своего царствования, Государь очутился один, кругом измена и предательство, как Он сам убедился и записал в дневнике …

И нам ли, жалким пешкам, сегодня судить Его и усумняться в правильности или допустимости принятого решения ? Можем только преклониться перед Его величием духа, перед великим примером самоотречения. «Нет той жертвы, которую я не принес бы во имя действительного блага и для спасения Родной Матушки России». И это были не пустые слова.

Был ли Государь тем безвольным, слабым человеком и правителем, коим многие хотят Его представить ? В противовес распространяемой клевете приведём свидетельство президента Франции Эмиля Лубэ (1899-1906), имевшего с Ним тесные государственные отношения, что дало ему возможность убедиться наоборот в том, что «Он предан своим идеям. Он защищает их терпеливо и упорно. У него надолго продуманные планы, которые он постепенно проводит в жизнь. Царь обладает сильной душой и мужественным, непоколебимым, верным сердцем. Он знает, куда он идет и чего он хочет». И таких свидетельств государственных деятелей и вообще серьёзных людей можно много привести. Как видно, картина совсем противоположна тому, что пытаются внушить творцы общественного мнения, искусные творцы того, чего каждый должен держаться и думать, чтобы самому не слыть отсталым человеком.

И не безвольным, и не отсталым был наш Царь-Мученик, но придерживался вечных, христианских принципов, которые на самом деле могли казаться отжившими в нашем отступническом мiре. Социалисты, как и либералы были фактически едины в сопротивлении к старому мiру, построенному на религиозных христианских ценностях и преданности национальным традициям, и им во что бы то ни стало надо было уничтожить этот старый мiръ. Те, кто придерживался старых традиционных ценностей, первым из которых был наш святой Царь, очутились между молотом и наковальней, молотом большевиков и наковальней либералов-республиканцев.

Сильная личность Государя, стоявшего во главе огромной ведущей Державы, находявшегося накануне блестящей военной победы после столь изнурительной и кровавой мiровой войны, чтодолжно былоусилить ещё больше и на многие годы Его положение, – такая личность являлась нетерпимой помехой и препятствием, которые следовало срочно удалить. И это стало делом рук масонства, одновременно русского и международного. Однако, русский Царь представлял Собою не режим, не сословие, не класс : Он представлял Собою Россию и каждый удар, нанесённый Государю, был ударом в спину России.

Милюков, будучи в Эмиграции, открыл подоплёку своего лживого и возмутительного выступления в Думе 1 ноября 1916 года, считавшегося первым сигналом революции : «Мы знали, что весной 1917 г. предстояли победы русской Армии. В таком случае престиж и обаяние Царя в народе снова сделались бы настолько крепкими и живучими, что все наши усилия расшатать и свалить престол Самодержца были бы тщетны. Вот почему и пришлось прибегнуть к скорейшему революционному взрыву». Цинизм этого человека вызывает отвращение, особенно когда знаешь, что после гражданской войны он выбрался вместе с Белыми частями и ещё долгие годы продолжал в Эмиграции учительствовать и выступать в роли ведущего оппозиционного деятеля, разоблачающего беззакония большевиков. К его цитатам и его пагубной роли ещё вернёмся.

Милюков – старый профессор, как его величали! – был своего рода интеллектуальной порукой, залогом революции, но рядом с ним был и умелый практик, А. И. Гучков, возглавитель Военной масонской ложи, председатель Военно-промышленного комитета, что давало ему возможность иметь общение и влияние в самых высших военных кругах, и имел онестественно, вокруг себя целый рассадник птенцов во всех администрациях. По словам Д. О. Бебутова,одного из первых русских масонов 20-го века : «Масоны должны проникать во все отрасли государственной жизни и незаметно для самого правительства сдвинуть жизнь со стоячего болота». Что и было ими умело сделано.

Как бы ни были сильны масоны, без привлечения Армии на свою сторону никакая революция не была бы мыслима в России. Поэтому многолетняя подкапывающая деятельность Гучкова стала решающей в деле развала России. Оставим тут слово человеку, с которым у нас мало чего общего, – видная писательница Нина Берберова, написавшая однако ценный исторический труд о русских масонах : «Мы знаем теперь, что генералы Алексеев, Рузский, Крымов, Теплов и, может быть, другие были с помощью Гучкова посвящены в масоны. Они немедленно включились в его «заговорщицкие планы».

В своей Истории второй русской революции, прославленный Милюков с гордостью пишет : «Вмешательство Государственной Думы дало уличному и военному движению центр, дало ему знамя и лозунг, и тем превратило восстание в революцию, которая кончилась свержением старого режима и династии»Тут расставлены все составные предательства. Но, как ни странно, как ни чудовищно кажется, в этом преступлении участвовали не только подпольные, вероломные российские и заграничные организации, но и вполне официальные представители Союзных (!) держав. Так, за полтора месяца до отречения явилась, в январе 1917 г. в Петроград, комиссия из представителей Союзных стран Англии, Франции и Италии. Посоветовавшись с Гучковым, кн. Львовым, Родзянко, Поливановым, Сазоновым, Милюковым, с английскимпослом Бюкененом и др., комиссия представила Государю требования (!) следующего рода :

1 – Введение в штаб Верховного Главнокомандующего представителей Союзных стран с правом решающего голоса.

2 – Обновление командного состава всех Армий по указанию Антанты.

3 – Введение конституции с ответственным министерством.

и это в то время когда правители Союзных с Россией стран были во время войны наделены диктаторскими правами, Ллойд-Джордж в Великобритании и Пуанкаре во Франции ! Какая кричащая наглость !

На эти требования Государь, невозмутимо, наложил следующие решения, тем самым показав кому следовало, что Он человек сильной воли, не поддающийся неуместным требованиям откуда, и от кого бы, они не исходилиПо первому пункту, написал : «Излишне введение союзных представителей, ибо Своих представителей с правом решающего голоса вводить не предполагаю». По второму пункту, с такой же, если не бóльшей решимостью и не без юмора : «Мои Армии сражаются с бóльшим успехом, чем Армии Моих союзников». А по третьему пункту, вежливо просит их заниматься своими делами : «Акт внутреннего управления подлежит усмотрению Монарха и не требует указаний Союзников»

Как только стало известным решение Государя, в английском посольстве состоялось экстренное совещание из тех же лиц и было решено «бросить законный путь и выступить на путь революции». И это во время войны и по отношению к вернейшему союзнику, принесшему столько жертв нередко в ущерб собственным национальным интересам.

Благородный посол Франции Морис Палеолог, с большим уважением относящийся к Государю, писал о Нём, что Он на деле не любит своей власти, но Он ревниво защищает Свои Самодержавные прерогативы исключительно по глубоко христианским соображениям. «Он никогда не забывает, что получил власть от Самого Бога, и постоянно думает об отчете, который Он должен будет отдать». Неведомые и непонятные побуждения для умов, проникнутых принципами народовластия и свято-исповедующих постулаты масонской троицы «свобода, равенство и братство».

Невероятно трогательно и глубоко верно, четырьмя стихами, неизвестный герой Белого Движения, Юрий Гипиус, накладывает нравственное клеймо на всех соучастниках злодеяния, начавшегося в феврале 1917 г. и завершившегося 4/17 июля 1918 г. :

Святая кровь, Помазанника муки,

На ваших именах на век легли.

И будет время : вы ломая руки,

Сознаете, как были вы подлы.

Испытали ли чувство своей подлости все "герои" революции – никто не знает, это лежит на совести каждого. Но если это чувство испытали, то вероятно пришлось краснеть им за свои восторженные, недопустимые слова, произнесённые в разгаре трагических, но для них радостных, событий. Послушаем Милюкова, в речи в Госдуме, когда решалась судьба России: «Три дня тому назад мы были не более, как скромной оппозицией, и русское правительство казалось всемогущим. Теперь это правительство упало в грязь, которая и была его элементом» /…/ «Мы счастливы передать в верные руки этого политического деятеля (говорит о Керенском) Министерство, в котором он воздаст справедливое слугам царского режима». «Старый деспот, который довёл Россию до крайней бездны, добровольно отречётся от Престола или будет низвергнут». Какая низменность мыслей и чувств ...

Вот таким, не вполне академическим тоном, выражался прославленный профессор. Когда на пути в Россию, английской полицией был арестован Троцкий, как немецкий шпион, то министр Иностранных дел нового революционного правительства Милюков немедленно дал телеграмму Бюкенену с просьбой освободить тов. Троцкого. Не преминул профессор-министр горячо поблагодарить "американского банкира", участвовавшего в финансировании революции, о чём газета Таймс оповестила своих читателей 10 апреля 1917 г. : «Мы едины с вами в нашей ненависти и антипатии к старому режиму, ныне свергнутому, позвольте сохранить наше единство и в деле осуществления наших идей равенства, свободы и согласия между народами, участвуя в мiровой борьбе против средневековья, милитаризма и самодержавной власти, опирающейся на божественное право». Вот, на какие рельсы была поставлена "великая безкровная революциясвоими главарями. Прошло чуть более полгода и эта разношёрстная шайка предателей была свергнута и выброшена «в грязь, которая и была её элементом».

С отстранением Государя, расставались со Святой Русью, расставались с Самодержавием, где, как выше сказано, Верховный правитель получал свою власть от Бога и перед Ним Одним был ответственен. Расставались с последним в мiре правителем, считавшим Бога источником Своей власти. И Помазанник Божий был изменой преданный на пленение и на смерть. Убийство святой Царской Семьи только завершило собою предательство 2/15-го марта 1917 года. С убийством Царя из мiра был изъят Удерживающий, сняты были все преграды для торжества сил зла по всей России и во всем мiре, чему каждый свидетель в течении последних ста лет. Как могло произойти такое злодеяние ? Скажут, преступление совершено разбойниками-большевиками, омерзительным отбросом человечества. Но кто первый осмелился поднять руку на Помазанника Божьего, кто Его оклеветал, кто преступно лишил Его с Семьёй свободы и сослал в сибирское заточение ? Подчеркнём ещё раз, что актом о лишении свободы завязан бы узел, который был в Екатеринбурге разрублен тов. Юровским.

Но, как выше было сказано, в этом злодеянии участвовали не только мерзкие граждане России. Западный мiръ, если не прямо, то косвенно, также несёт такую же незавидную ответственность и это объясняет, почему мiръ столь постыдно молчал, когда, зверьми в человеческом образе, было совершено убийство святой Царской Семьи ... Когда на глазах Императора и Императрицы убивали 14-летнего Наследника и молодых Великих Княжен … И такое неблагородное поведение по отношению к России продолжалось и после революции и убийства : западные мiровые державы, своей половинчатой помощью Белым силам, делали ставку, если не на уничтожение, то по крайней мере на предельное ослабление России.

В начале статьи мы задавали вопрос – кто от кого на самом деле отрёкся : Царь от России, или Россия от Царя ?Чудовищное злодейство 4/17 июля 1918 года в подвале Ипатьевского домане явилось ли последней точкой отречения русской общественности от своего Царя и от России ? Всеми оставленные, Царственные Узники совершили свой Крестный Путь от Царских палат до Ипатьевского дома, где покорно ожидали своей участи. Раздался первый выстрел Юровского в Царя, за ним последовали другие, и кровь Царственных Мучеников, и Их верных слуг, обильно разлилась по всей России …

Кровь Его лежит на всех нас, всех кто в ту пору не сумел Его защитить, и на нас, живущих век спустя, если мы не защищаем память оклеветанного благороднейшего и чистейшего Царя, не молимся Ему, и в положенные дни не празднуем Его святую памятьСвятый Царю-Мучениче Николае и вси Святии Царственнии-Мученицы молите Бога о нас !

Протодиакон Герман Иванов-Тринадцатый

Старший профессор Лионского университета

Метки: рпцз, протодиакон герман

Печать E-mail

Войдите чтобы комментировать

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.